Форум » Интересные фильмы » Кинематограф Чехословакии (штрихи к портрету) » Ответить

Кинематограф Чехословакии (штрихи к портрету)

Марк Кириллов: Сразу оговорюсь – это не история чехословацкого кинематографа, это всего лишь штрихи к портрету, субъективные впечатления и мнение частного лица. Исторический обзор можно и в Википедии прочесть, и в Кинословарь заглянуть. … История кинематографа Чехословакии лежит примерно в тех же пределах, что кинематограф Польши и Венгрии (если говорить об общности судьбы этих стран, получивших свою новую государственность по окончании Первой мировой войны, а затем ставшие форпостами социализма в Европе). Говорить о чешском кино возможно только начиная с 20-х годов, хотя группы кинематографистов-энтузиастов существовали в пределах Чехии и Словакии, ещё субъектах Австро-Венгерской империи, уже с конца XIX века (чешский киноклассик Иржи Менцель даже посвятил им одну из своих лучших работ – «Сказочно удачливые мужчины»). В 20-е годы чешское кино было предназначено исключительно для внутреннего употребления. Невозможно было на голом месте сразу сотворить мега-фабрику кино типа Голливуда, УФА, Межрапбомфильма наконец. Всё было постепенно. Шли от того, что имелось в наличии, повторяя путь других стран. Естественно, экранизации произведений чешских авторов, перенос спектаклей на экран, мелодрамы, пасторали. Были тут и свои герои, имена которых, вероятно, уже забыты даже в Чехии, но которые строили фундамент будущего – Вацлав Кубасек, Святоплук Иннеман, Йожеф Медеотти, Владимир Славинский… Творили они, конечно, не «нетленку» - обычное кино для разового просмотра, меньше всего думая о каком-то там «искусстве». Даже названия говорят сами за себя – «Любовные похождения Каченки Страндовой» Иннемана, «Госпожа Катенька с Птичьего рынка», «Песня большой любви», «Поздняя любовь» Кубасека, «Розовая комбинация» Леопольда Мартена… Хотя с формальной точки зрения, фильмы того же Кубасека весьма интересны… Ну и плюс к тому – в этих фильмах снимались актёры, впоследствии доставившие славу кинематографу Чехословакии – Рудольф Грушинский, Ян Верих, Ярослав Марван, Власта Буриан, Ирэна Штепчинкова… Первый режиссёр, который открыл кинематограф Чехословакии для мира, стал Густав Махатый. В советской историографии Махатого было принято ругать за увлечение эротической тематикой. Говорить так – значит, просто не видеть его фильмов, и, думается мне, «историки кино», костерившие чешского режиссёра, банально его фильмов не смотрели. Да, разумеется, Махатый ставил эротическую составляющую, как главную приправу к блюду. «Крейцерова соната» (1926), «Эротикон» (1928), «С субботы на воскресенье» (1931) – все эти фильмы проникнуты агрессивной чувственностью на грани тогдашнего понимания о «приличности». Но в этом и состояла их самобытность. В других странах «обнажёнкой» в это время баловались разве что леваки-авангардисты да кустари-одиночки, не планировавшие показывать свои опусы массовому зрителю. Махатый же двигал «обнажённые сцены» прямо в обычный сюжет мелодрам, чем и завоевал скандальный успех. В результате самого знаменитого чешского режиссёра пригласили на Венецианский фестиваль с новой картиной. Этой картиной был «Экстаз» (1932). Собственно говоря, благодаря показу в Венеции, этот фильм стал самой знаменитой лентой чешского кино до Второй мировой войны. Хотя он, объективно, хуже ранних работ Махатого (лучшими у него считаются «Крейцерова соната» и «Эротикон»)…Сюжет «Экстаза» достаточно банален. Скучающая барышня (Ядвига Кислерова) влюбляется в инженера и хочет с ним бежать. Однако, поразмыслив, решает остаться дома, в деревне. Впрочем, «Экстаз» лучше смотреть глазами, не пытаясь вникнуть в суть. Потому что, при ближайшем рассмотрении, именно суть в фильме и отсутствует. Совершенно неподражаемо красиво сняты пейзажи Татр, обворожительно красива в одежде и, особенно без неё  пани Ядвига. Но Махатый, показывая изысканно-декадентскую мелодраму, вдруг врезает в неё сцены ударного капиталистического труда рабочих, видимо, противопоставляя чувственному сюжету «истинные ценности». «Всех спасёт ударный труд!!!» - голосисто надрывается в финале фильма закадровый хор, а работяги ещё яростнее копают землю, жужжат бурава, громыхают машины… В принципе, «Экстаз» могли бы купить в прокат даже в СССР – он весьма неплохо бы смотрелся в эпоху первых пятилеток.

Ответов - 37, стр: 1 2 All

Сухов: павел пишет: Знаю, что есть и чехословацкая версия "Короля Дроздоборода". Но я ее еще не смотрел. Очень может быть, что это она и есть. Атмосфера похожая.

Марк Кириллов: Недавно подряд пересмотрел несколько комедий Липского и Ворличека - "Человек из первого века", "Что если поесть шпината?", "Маречек, дайте мне ручку", "Вычисленное счастье", "Кто хочет убить Джесси?" Вновь восхитился виртуозной режиссурой и прекрасным юмором... А потом почитал статьи в ИК эпохи "Перестройки и Гласности", где журналюги эти фильмы поливают грязью. Вот и думаешь - у этих людей совесть была? Видимо нет, корпоративные взгляды для них важнее. Чтобы вознести Формана и Хитилову, нужно сравнять с землёй Ворличека и Липского... Очень сильно похоже, как эти же "критики" долбали Гайдая и Роу, ставя их в противовес скажем Параджанову и Тарковскому. Ворличек и Липский вообще обойдены вниманием. Как будто всем дано умение так смешить людей, не превращаясь при этом в паяцев, а заставляя ещё и задуматься. Ну и профессионализм опять-таки. Надо будет постараться пересмотреть их фильмов побольше - тогда можно будет хоть здесь о них статью написать.

павел: Марк Кириллов пишет: Недавно подряд пересмотрел несколько комедий Липского и Ворличека - "Человек из первого века", "Что если поесть шпината?", "Маречек, дайте мне ручку", "Вычисленное счастье", "Кто хочет убить Джесси?" Вновь восхитился виртуозной режиссурой и прекрасным юмором... А потом почитал статьи в ИК эпохи "Перестройки и Гласности", где журналюги эти фильмы поливают грязью. Вот и думаешь - у этих людей совесть была? Видимо нет, корпоративные взгляды для них важнее. Чтобы вознести Формана и Хитилову, нужно сравнять с землёй Ворличека и Липского... Очень сильно похоже, как эти же "критики" долбали Гайдая и Роу, ставя их в противовес скажем Параджанову и Тарковскому. В замечательном фильме Марка Захарова должна была быть фраза "Серьезное лицо - это еще не признак ума". К сожалению, она по ошибке прозвучала по другому: "Умное лицо - еще не признак ума". Потерялся смысл. Но оригинальная фраза Горина очень точна и наблюдательна. Она очень применима к возникшей в СССР "касте образованцев", претендующей на высший "эстетизм", какую-то особую "интеллектуальность" и т.д. Эти "эстеты" считали позорным хвалить "Трех мушкетеров" и "Записки о Шерлоке Холмсе"; у них считалось не принятым любить "Унесенные ветром". Они стеснялись признаться, что любят сказки или водевили. Боже упаси, было сознаться, что они получили удовольствие от просмотра фильма о Фантомасе или Джеймсе Бонде. Все это считалось у них искусством для «плебса», а не для высшей интеллектуальной элиты, под которой они, разумеется, мыслили самих себя. В их затхлом мирке дозволялось с "серьезным" видом порассуждать о Кафке, Джойсе, Тарковском, абстрактной живописи... При этом, отнюдь- не факт, что многие из них прочли «Замок» или «Улисс», но об этом считалось нужным говорить среди них. Даже при обсуждении списка мастеров, прошедшего их "интеллектуальную" цензуру, считалось хорошим тоном бросить фразу, вроде того, что "Висконти плачевно закончил". Они должны были быть вечно чем-то недовольны, постоянно ныть и ворчать и, конечно же, демонстрировать эту свою вечную фирменную кисло-серьезную физиономию. Основная часть этих «образованцев», конечно, так и осталась в числе "непризнанных гениев", но часть их пролезла в какие-то журналы или газеты и стала продвигать свою глупость, преподнесенную в виде коктейля из снобизма, ханжества и псевдоутонченности. Не бывает "низких" жанров. Есть лишь плохая режиссура. Качественный водевиль, или сказка, или фарс ни в чем не уступают эпическому историческому фильму или трагедии. "Морозко" Роу и "Брильянтовая рука" Гайдая - это такие же шедевры нашего кино как "Гамлет" Козинцева или "Сорок первый" Чухрая. Они ни в чем не ниже. Они равны. Студия "Баррандов" выпускала очень много развлекательного кино. За это ей огромное спасибо. Выходили очень смешные головокружительные комедии, выходили очаровательные сказки. Я считаю, что эти фильмы несли в себе большую радость, заряд искрящей позитивной энергии. "Лимонадный Джо", "Конец агента", "Шесть медведей и клоун Цибулька", "Призрак замка Моррисвиль", «Три орешка для Золушки"... Наверное, ханжа и "эстет" при упоминании этого списка скажет, что такой "позор" нельзя смотреть, и надменно отвернется. Но, на мой взгляд, это настоящее большое замечательнейшее кино. Я не променяю его ни на какие "шедевры" арт-хауса. Мы получили уйму «интеллектуальнейших» фильмов «не для всех», мы получили массу фильмов, несущих «правду-матку» (от «Маленькой Веры» до сериала «Школа»). Только мне становится грустно от этих фильмов. А еще более грустно, что мы практически утратили в нашем кино жанр сказки.

Марк Кириллов: павел пишет: "Лимонадный Джо", "Конец агента", "Шесть медведей и клоун Цибулька", "Призрак замка Моррисвиль", «Три орешка для Золушки"... Наверное, ханжа и "эстет" при упоминании этого списка скажет, что такой "позор" нельзя смотреть, и надменно отвернется. Но, на мой взгляд, это настоящее большое замечательнейшее кино. Я не променяю его ни на какие "шедевры" арт-хауса. Золотые слова, Павел! Подпишусь под ними.

Сухов: Посмотрел "Пятая печать". Похоже, на форуме этот фильм ещё ни разу не всплывал, хотят снят в перманентно востребованном жанре филосовско-религиозной притчи и мастерски. Хочется отметить, что форма фильма является не смесью, а, я бы сказал, стыком восточноевропейской и западной культур. Он похож одновременно и на советский "наши играют в их жизнь" и на "нуар" с обязательными плащами и шляпами. Судя по тому, что был дублирован, шёл (с незначительными сокращениями) в советском прокате. Действие происходит в Праге ближе к концу войны, но кто победит, ещё не ясно. Пятеро приятелей, общего между которыми только любовь пропустить по рюмочке и почесать языками, неожиданно для себя самих задаются вопросом, кем бы они стали, если бы могли выбирать - жертвами или палачами? Утешением жертве служит её чистая совесть. У палача совести нет вообще, и потому она его не мучает. Собственно фильм о том, кто и как из этих людей ответил на этот вопрос, когда потребность ответить на него из пьяной болтовни превратилась в самое важное в жизни. Отмечу, что вопрос всё же был абстрактным, а ответ пришлось давать самый настоящий, и поэтому ни один из вариантов не соответствовал ответам в конце учебника. Да и фильм о том, что никто - не святой ни закоренелый грешник - не знает, как он поступит, встав перед нравственным выбором. Продать ли душу дьяволу, чтобы её спасти или спасти её ценой её утраты?

Марк Кириллов: Ну, "Пятая печать" всё-таки не чешский, а венгерский фильм Там даже в начале идёт ссылка на салашистский переворот в Венгрии осенью 1944 года, когда Дьёрдь Салаши сверг адмирала Хорти, который вёл закулисные переговоры с Союзниками на предмет выхода из войны (по примеру румынского короля Михала)... Да и Золтан Фабри - венгр. Впрочем, как мне кажется, ссылка на Салаши - это всего лишь ход с целью прохода на советский экран. В самой Венгрии политическая цензура отсутствовала, но в советский прокат чтобы попасть, нужно было "соответствовать". Не пустили же туда фильм Каройя Макка "Любовь" (1970). Ну и в что, что в фильме вроде бы как действие происходит в хортистской Венгрии? А похоже-то на сталинский СССР! Не пущать!.. А тут - Вторая мировая, фашисты и всё такое. Фашист - он и есть фашист, его сколько грязью не малюй - всё равно будет мало, ибо звериную суть этого "учения" в художественном кино абсолютно адекватно никогда не отразишь. "Пятая печать" - однозначный шедевр мирового кино. Но меня всегда волновал один вопрос - что именно Фабри хотел этим фильмом сказать? Что в момент наступления реального кошмара на собственную жизнь и жизнь близких человек будет искать самый простой ответ? И этот ответ будет правильным, потому что именно он и открывает нутро человека, его истинную суть? И, наоборот, такой ответ не будет никогда правильным, потому что выбор-то отсутствует! Человечество так устроено, что каждый связан с каждым незримыми нитями, и вырывание любого звена из цепи происходит её разрыв. И уж как это отзовётся дальше - никто не знает... Фабри задаёт страшные вопросы, от которых хочется отмахнуться, о которых даже подумать страшно. И, по-моему, в мировом кино другого такого фильма нет. Есть, конечно, фильм "Без надежды" (1966) - тоже, кстати, венгерский, режиссёра Миклоша Янчо. Но там герои - слишком уж абстрактные фигуры. Их не успеваешь полюбить и понять... И всё-таки ситуация похожая.

Сухов: Марк Кириллов пишет: Ну, "Пятая печать" всё-таки не чешский, а венгерский фильм Увы мне, невеже! Ободряет то, что я ясно помню, как кто-то сказал "Прага". Я этот фильм добыл некоторое время назад и уже забыл первоисточник, а сейчас вдруг решил посмотреть. Марк Кириллов пишет: Но меня всегда волновал один вопрос - что именно Фабри хотел этим фильмом сказать? Наверное то, что человек жив, пока живо его человеческое достоинство. Именно то, чего его хотят лишить палачи. Интересный момент - развязка фильма показывает до какой степени старый палач-философ на самом деле плохо разбирался в людях. Ни один из четырёх не поступил так, как он от них ждал по той причине, которую он для них придумал.



полная версия страницы