Форум » Интересные фильмы » Историческое кино » Ответить

Историческое кино

Сухов: Предлагаю поговорить на тему, которая уже неоднократно затрагивалась и которая давно меня интересует. Изобразительное искусство, такое как живопись, литература и кинематограф, можно разделить на "ретроспективное" и "реконструкционное", т.е. на изображающее события и обстановку современности или недавнего прошлого, которому художник был свидетелем, и на воссоздающее далёкое прошлое или вовсе несуществующее (например, будущее). Само собой, художник "реконструкционного" направления не может дать точного описания реконструируемой ситуации, что зачастую не мешает ему не отклоняться от реализма в своём творчестве. Помогает ему в этом такая интересная штука, как художественное осмысление. Восхищаясь фильмами о Древнем Риме, мы не задумываемся о том, что помещения дворца Клеопатры не могли так ярко освещаться - не было соответствующих источников света. Наблюдая за блистательными дамами и кавалерами средневековья, мы не задумываемся о том, что они никогда не мылись - не было такого обычая в средневековой Европе. А вполне официальные человеческие жертвоприношения в средневековой "христианской" Англии? А многочисленные случаи людоедства в "цивилизованных" странах? Одни и те же события в разные времена получают различную оценку и даже толкуются по разному. Художник-реконструкционист по сути создают сказку о прошлом, но с современным ему подтекстом. Образ прошлого, существующий в нашем воображении, это не реальность, а химера, плод фантазии художников, стремящихся это прошлое оживить. Тут-то и включается механизм отторжения - по-моему мнению, ещё одна причина современного упадка культуры. Всё дело в том, что в последнее время стало модным стремится к максимальному реализму (или тому, что считается реализмом) в изображении происходящих событий. Реконструкцию за уши пытаются притащить к ретроспективе. Не было электрического света? Будем имитировать освещение факелами! У прекрасных дам зубы были гнилые? Обязательно вам это покажем, чтобы вы не упрекали нас в приукрашении действительности! А надо ли всё это? И куда пропадает из дорогих, зрелищный костюмированных постановок нравственная составляющая, ради которой человек и обращается к своей истории? Какое нам дело до того, насколько красиво и реалистично снят "Гладиатор", если в нём размышление об историческом процессе "Падения Римской Империи" подменены пропагандой американской демократии? Зачем нам напрягаясь вчитываться в субтитры, пока герои "Апоклипсиса" обмениваются своей тарабарщиной? А разве нас сделают духовно богача малоаппетитные подробности жизни жителей средневековья, такие как в "Плоти и крови" Верховена (фильм замечательный, но пересматривать его почему-то не хочется)? Парадокс современного "реконструкционного" искусства в том, что отторжение вызывают не неизбежные искажения, а как раз стремление их минимизировать. Чрезмерная реалистичность подменяет творческий замысел, убивает искусство. Поиск истины через оценку истории заменён решением сиюминутных политических задач. Многие такие фильмы смотреть просто противно! Но система кинопроизводства остаётся глуха к гласу зрителя.

Ответов - 226, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 All

Марк Кириллов: Лично меня "На войне как на войне" реально достал. Не моё это кино. Не лежит у меня душа к нему. Так же, как и к "В бой идут одни "старики"". Есть тут всё же какой-то наигрыш. Хотя, как говорил Гедеван Алексидзе, "народу нравЫтся!".

Сухов: Марк Кириллов пишет: Лично меня "На войне как на войне" реально достал. Не моё это кино. Не лежит у меня душа к нему. Так же, как и к "В бой идут одни "старики"". Есть тут всё же какой-то наигрыш. Хотя, как говорил Гедеван Алексидзе, "народу нравЫтся!". Марк, сами знаете - о вкусах не спорят. Мне, например, эпопеи Озерова, кажутся излишне пафосными. Там человек умереть не может без того, чтобы напоследок из последних сил не плюнуть в ненавистную харю захватчика. Понятно, что пропаганда, воспитание молодёжи, но я в детстве принимал это за чистую монету, а сейчас... Смерть героя Олега Борисова не менее трагична, а парализующий страх водителя машины перед минным полем более понятен.

Сухов: Марк Кириллов пишет: Лично меня "На войне как на войне" реально достал. Не моё это кино. Не лежит у меня душа к нему. Так же, как и к "В бой идут одни "старики"". Есть тут всё же какой-то наигрыш. Хотя, как говорил Гедеван Алексидзе, "народу нравЫтся!". Марк, сами знаете - о вкусах не спорят. Мне, например, эпопеи Озерова, кажутся излишне пафосными. Там человек умереть не может без того, чтобы напоследок из последних сил не плюнуть в ненавистную харю захватчика. Понятно, что пропаганда, воспитание молодёжи, но я в детстве принимал это за чистую монету, а сейчас... Смерть героя Олега Борисова не менее трагична, а парализующий страх водителя машины перед минным полем более понятен.

Владимир: http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%BF%D0%B8%D1%81%D0%BE%D0%BA_%D1%84%D0%B8%D0%BB%D1%8C%D0%BC%D0%BE%D0%B2_%D0%BE_%D0%92%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%B9_%D0%BC%D0%B8%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D0%B9_%D0%B2%D0%BE%D0%B9%D0%BD%D0%B5 Нормальная такая подборочка =)

Марк Кириллов: Ну у Озерова жанр такой - сравнивать "Освобождение" и "На войне как на войне" некорректно. Разные направления в кино. Должны быть и пафосные ленты (куда без них), должны быть и лирические зарисовки. Только не очень они мне близки, повторюсь. Из таких фильмов мне ближе всего "Хроника пикирующего бомбардировщика" Наума Бирмана. Тоже не без наигрыша, но всё же.

павел: Михаилу Геловани в истории советского кино не повезло. После 1956 года он был вычеркнут из кинематографа; большая часть его фильмов была "закрыта". Геловани ушел из жизни в 1956г., когда произошло "развенчание" его персонажа. Любители символики, наверное, усмотрели в этом нечто знаковое, а то и мистическое. Во всяком случае, Геловани не пришлось излишне долго "испить" вероятную "чашу забвения", которая ждала бы его в новых условиях. Ведь трудно представить себе продолжение его творческой карьеры в период "оттепели". В отличие от самого Геловани, не все фильмы, в которых он снимался, начиная с 1938 г. (когда он стал исполнителем одной роли), были спрятаны в "киночуланы". Среди последних был и "Валерий Чкалов" Михаила Калатозова. Картина - популярная, любимая, воспитавшая поколение советских мальчишек; картина о культовом герое страны Советов. "Валерий Чкалов" избежал судьбы "Клятвы" и "Падения Берлина". Взамен этого, фильм был подвергнут "хирургическому" вмешательству. Картину "порезали". Это привело к «размытости» сюжета. Товарищ Сталин в фильме о Чкалове был не просто величественной декорацией, а играл, согласно сюжету, ключевую смысловую роль. Его исчезновение из фильма привело к определенной нечеткости в содержании. Чкалов в исполнении Белокурова в калатозовском фильме проходит эволюцию от виртуозного и бесшабашного «воздушного хулигана», легко рискующего своей жизнью, до мудрого советского гражданина, глубоко осознавшего значение своего таланта для величия и престижа государства. Именно беседа со Сталиным приводит, согласно концепции фильма, летчика-аса к его мировоззренческому «прорыву», «взрослению». Именно Сталин, согласно фильму, дает возможность Чкалову достичь полного совершенства в летном деле. Показательна и сцена знаменитого перелета через Северный полюс из Москвы в Ванкувер. Главный герой и его экипаж (Байдуков, Беляков) показываются в состоянии упадка своих физических и моральных сил. Но тут они получают сообщение от Сталина. Это дает Чкалову «второе дыхание», стимул довести свой подвиг до конца. По сути дела, «Валерий Чкалов» - это была очень грамотно сделанная реклама культа сталинизма с его верховным божеством. Сам главный герой почти весь фильм «играет» в пользу Сталина. У зрителя, смотрящего фильм, должно было сложиться однозначное впечатление, о том, кто стоит за всеми подвигами в нашей стране, без чьего вдохновляющего слова они невозможны. Геловани-Сталин в «Чкалове» (равно, как и в других фильмах) представлен почти божеством, причем божеством, очень снисходительным к людям. Это некий новый «титан Прометей», в силу своего великодушия дарующий советским людям благодеяния. Что должны были чувствовать простые зрители, если они видели, что даже сам великий Чкалов не мог обойтись без Него. Что же тогда говорить о простых обывателях? Я никогда не считал, что «агитка» не может быть искусством. Эпоха сталинизма давала обратные примеры. Я не могу не признать, что лживый, воспевающий террор «Великий гражданин» Эрмлера был выдающимся и высококачественно сделанным фильмом. Сомневаюсь, что это было большим достижением Эрмлера-гражданина, но это было ярким достижением Эрмлера-художника. Конечно же, содержание «Валерия Чкалова» далеко от одиозности «Великого гражданина». Там и в самом деле идет речь о реальном величии человеческого духа, о настоящих подвигах. Но фильмы объединяет – принцип рекламы режима и создателя этого режима. Они оба являются примерами пропаганды на высоком художественном уровне. Считаю, что «Валерия Чкалова» нужно смотреть именно в подлинном виде, а не в купированной редакции с ее сюжетной неопределенностью. Наверное, эти фильмы можно любить, наверное, их можно ненавидеть. Но они очень важны для формирования понимания мировоззрения той эпохи. На экране мы видим идиллию в отношениях Белокурова-Чкалова и Геловани-Сталина. Мертвый Чкалов в своем кинообразе так же прославлял «кремлевского хозяина», как и при жизни, когда оба его легендарных перелета назывались «сталинскими маршрутами». Была ли «изнанка» в дружбе великого диктатора и великого авиатора? Сын Валерия Павловича - Игорь Чкалов вспоминал, что Сталин предлагал отцу занять место главы НКВД вместо уже намечаемого им на уничтожение «железного» Ежова. Обстоятельства этих переговоров неизвестны, документов нет. Вероятно, мы уже не узнаем, мог ли реально Чкалов возглавить всесильное ведомство? Так же как, вероятно, уже навечно останутся некоторые вопросы и сомнения в обстоятельствах гибели знаменитого летчика.

Марк Кириллов: Геловани умер 21 декабря - в день рождения своего главного персонажа. Рассказывали, что после смерти Сталина актёром постепенно завладела мания преследования - он считал, что труп Сталина в мавзолее сгнил и теперь его убьют, чтобы подменить тело Вождя на тело актёра. Вообще, довольно интересная тема - трилогия Чиаурели о Живом Боге Сталине "Великое зарево", "Клятва" и "Падение Берлина". Был ещё и "Незабываемый 1919-й", но там, как не странно, уже происходит прорыв в некую новую реальность при постановке историко-революционного фильма, никак не связанной с откровенно религиозно-мистической трилогией.

павел: Марк Кириллов пишет: Геловани умер 21 декабря - в день рождения своего главного персонажа. Марк, просто потрясающий факт. Я никогда не знал день смерти Геловани. Мне и год-то его смерти (совпаший с 20-м съездом) всегда представлялся весьма красноречивым. Но, чтобы оказалось такое совпадение !!!!! Марк Кириллов пишет: Вообще, довольно интересная тема - трилогия Чиаурели о Живом Боге Сталине "Великое зарево", "Клятва" и "Падение Берлина". Был ещё и "Незабываемый 1919-й", но там, как не странно, уже происходит прорыв в некую новую реальность при постановке историко-революционного фильма, никак не связанной с откровенно религиозно-мистической трилогией. Вы очень удачно назвали эту трилогию "религиозно-мистический". Точнее не скажешь. Сталинизм - это был именно неоязыческий культ. Михаил Чиаурели был киножрецом этого культа. Это - именно "религиозное" кино. Чиаурели был, на мой взгляд, очень талантлив. Я восхищен его "Георгием Саакадзе" и "Отаровой вдовой". Но его сталиниада - это другое, отличное от прочих работ мастера; это песнопение божеству. Эрмлер снял мощный талантливейший пропагандистский шедевр "Великий гражданин", оправдывающий геноцид. Не знаю, насколько он был искренен. В фильме Эрмлера - нет сакральных мотивов, а есть грамотный и точный политический расчет. Чиаурели же (по многим воспоминаниям) был абсолютно искренним жрецом культа (и оставался им до конца своих дней). Он верил в религию, которой служил. Интересно, что великая супруга Чиаурели - Верико Анджапаридзе говорила ему, что он молится чудовищу. Но Чиаурели оставался верен идолу до конца.

Марк Кириллов: Насчёт "Великого гражданина" я своё мнение высказал в топике об Эрмлере. Что же касается Чиаурели... Очень сложно судить о нём. Режиссёр он, безусловно, незаурядный и очень талантливый. Как скульптор он завоевал всемирное признание ещё в 20-е годы. "Георгий Саакадзе" и "Арсен" - совершенно потрясающие фильмы. Да и в трилогии тоже есть сцены, поражающие воображение. Да только религиозно-мистический посыл в адрес бога-Сталина мешает оценить фильмы - потому что религиозный экстаз от чрезмерности превращается в самопародию. Насчёт "искренности". Довженко в своих воспоминаниях приводит разговор с Чиаурели (времён запрета первого варианта "Мичурина" (тогда ещё - "Жизнь во цвету") - "Сашко, если хочешь, чтоб фильмы Ему нравились, разбросай по фильму символы - там серпочек, там молочек, там звёздочку". В 56-м Чиаурели снял мультфильм (!) под недвусмысленным названием "Как мыши кота хоронили".

павел: Марк Кириллов пишет: Да только религиозно-мистический посыл в адрес бога-Сталина мешает оценить фильмы - потому что религиозный экстаз от чрезмерности превращается в самопародию. Согласен. Но мы смотрим на эти фильмы взглядом, свободным от религиозного наслоения культа сталинизма (сталинизм же - своеобразная форма религии). В состоянии же религиозно-сталинистской истерии, в которой находилась немалая часть населения, эта чрезмерность воспринималась естественно. Слышал о высказывании Сталина в адрес его изображения на экране: "Не знал, что товарищ Сталин такой красивый и такой глупый". Впрочем, эта "критичность" видимо ограничивалась очень малым кругом слушателей. Советский кинематограф сталинского времени был фактически "дворовым", "крепостным", как когда-то были крепостные театры Шереметевых и Юсуповых. Сталин был кинозрителем и кинокритиком № 1 в СССР. Если бы он на самом деле был недоволен работой Геловани, то уже первый фильм с ним в роли Сталина не вышел бы на экран. В реальности же, Геловани вновь и вновь обращался к образу вождя. Значит, Сталин был убежден, что советский народ должен видеть своего "хозяина" именно таким. Встречал упоминания, что после просмотра "Незабываемого 1919-го" Сталин сказал, что "все было не так", но при этом дал "добро" на прокат фильма. Это "не так" было весьма мягкой констатацией того, что Сталину была полностью приписана роль Троцкого, являвшегося реальным организатором обороны Петрограда от войск Юденича. Впрочем, подобные "детали" были вполне в духе "Краткого курса истории ВКПб" или работы Ворошилова "Сталин и Красная армия". Марк Кириллов пишет: В 56-м Чиаурели снял мультфильм (!) под недвусмысленным названием "Как мыши кота хоронили". О мультфильме знаю, но, к сожалению, не видел. Название - красноречивое. Об отношении к Сталину , которое высказывал в частных беседах М.Чиаурели, несколько раз рассказывала его дочь замечательная актриса Софико Чиаурели. Она сообщала, что отец просто обожал вождя. Чиаурели не был одинок среди представителей грузинской интеллигенции, сохранивших привязанность к умершему диктатору. Любопытно, что подобный узкогрузинский культ Сталина принимал иногда и антироссийский, даже антирусский характер. Его представляли в ряду продолжателей дела великих грузинских государственников, вроде Давида Строителя, царицы Тамары или Георгия Саакадзе. Это, естественно, является фантазией. Сталин уничтожал грузин ничуть не меньше чем другие народы; никаких кровных "поблажек" или особых симпатий к республике у него не было. Тем не менее, этот грузинско-националистический сталинский миф имел настолько распространение, что Эдуард Шеварднадзе (в годы президентства) учитывал его. При Шеварднадзе в Грузии стали вновь ставиться памятники Иосифу Джугашвили, а ряд грузинских сталинистов заявляли о своей лояльности и поддержке Эдуарда Амвросиевича.

Евг: Ребят, ну хватит смешить. Ваши якобы художественные изыскания даже для читателей постперестроечной чепухи уже не актуальны. Начало - кино, конец - тиран Сталин... Так и до дурдома не далеко. Пинать мертвого льва (пусть и свирепого) может только трус и отсталый человек. Не скатывайтесь в банальность. Ну не интересно.

павел: Напрасно, Евгений. Тема взаимоотношения Сталина и кинематографистов очень важна и интересна. Она далеко не банальна. Без ее рассмотрения невозможно понять целую эпоху советского кино. Я считаю, что невозможно исключить из истории отечественного кинематографа ни Эрмлера, ни Чиаурели. На мой взгляд, их кино и обстоятельства создания этого кино необходимо знать. Евг пишет: Пинать мертвого льва (пусть и свирепого) может только трус и отсталый человек. Евгений, Вы писали на форуме, что симпатизируете Гитлеру. Это Ваше право - выбирать своих героев. Я же буду писать на форуме и дальше (когда у меня будет время и настроение) - и о Сталине, и о влиянии сталинизма на кинематограф. Лично мне это интересно. А то, что это не интересно Вам, то я это переживу. Массовые убийства я никогда не считал ни "постперестроечной чепухой", ни доперестроечной чепухой. Если они Вам так смешны, то Вы, конечно же, можете смеяться дальше, равно как и восторгаться, как Вы заметили, "вполне обычным порядком" в Освенциме с его "немецкой культурой" и взаимопреданностью среди эсесовцев. Каждому свое, Евгений.

Марк Кириллов: Паша, не связывайся. Думаю, может топик по Чиаурели сделать? Там тоже есть, что обсудить. К сожалению, мало что доступно, в особенности его ранние фильмы. Если интересно - напишу на ближайшей неделе.

павел: Марк Кириллов пишет: Думаю, может топик по Чиаурели сделать? Там тоже есть, что обсудить. К сожалению, мало что доступно, в особенности его ранние фильмы. Если интересно - напишу на ближайшей неделе. С огромным интересом, буду ждать этот топик. Я очень интересуюсь Чиаурели. К сожалению, видел далеко не все его работы. Чиаурели - большая личность и очень противоречивая личность. Признаюсь, что подобные фигуры в истории и в искусстве мне интересны больше чем какие-то просто замечательные люди или, наоборот, отъявленные злодеи. Противоречия в судьбе и творчестве большого талантливого человека всегда многогранны и ярки. Так, например, в литературе и общественной жизни одной из наиболее интересных для меня фигур является Максим Горький со всем его величием и со всеми его "грехопадениями". Вот в кино одной из подобных фигур является и Чиаурели. Думаю, что писать о нем очень трудно, т.к. для этого нужна очень большая "палитра красок". Признаюсь заранее, что у меня нет цельного единого подхода к Чиаурели и его творчеству; говоря об этом мастере, я рискую противоречить даже сам себе. Для меня в вопросе о Чиаурели остается достаточно много вопросов и «ребусов».

Марк Кириллов: ОК, договорились. Я Чиаурели видел много, но давненько. Так что придётся писать, доверяясь памяти. И потом - смотрел так, как удавалось. О Чиаурели были две интересные книги - Иосифа Маневича и Ростислава Юренева, но обе были написаны ещё при жизни Лучшего Друга Кинематографистов, так что объективность в оценках творчества режиссёра там и не ночевала. Была ещё поносная статья в ИК эпохи перестройки. Плюс к этому творчество Чиаурели частично исследовал Андрэ Базен в статье "Образ Сталина в советском кино"... В общем, если сложить всё вышеизложенное, а потом посмотреть самому - вот тогда что-то выйдет. Ждите топика.

павел: Марк Кириллов пишет: Ждите топика. Жду. Но тема реально очень сложная. Мне лично трудно делать какой-то большой анализ творчества Чиаурели. Это значит пройти между киноведческими "Сциллой и Харибдой". Если "Сцилла" (панегирики грузинскому мастеру) сейчас в значительной мере утратила свою "остроту", то "Харибда" (риск уйти в чисто памфлетную версию восприятия его сталиниады) достаточно актуальна. Насколько различны или даже антагонистичны: Чиаурели - автор сталиниады и Чиаурели - автор "Отаровой вдовы" или "Саакадзе" ? Или неправомерно разделять его кинонаследие, а это есть некий цельный творческий монолит? Кто есть - Чиаурели? Лжец ли он, просто "в наглую" искажавший события? Был ли он лишь грандиозным мастером фальсификации? Или же на Чиаурели нужно смотреть как на мифотворца, одного из создателей новой религии? Можно ли его воспринимать как кино-Гомера, созидающего грандиозный киноэпос - киномиф о "живом Боге" Иосифе Сталине ? Где граница между Чиаурели-придворным и Чиаурели-творцом? Это все сложные вопросы о сложном человеке. Единственно, что для меня достаточно ясно, так это то, что творчество Чиаурели нельзя воспринимать вне контекста той эпохи, когда оно создавалось. У меня нет на вопросы о Чиаурели для себя четкого ответа, поэтому бы лично я не рискнул бы создавать топик о Чиаурели. Я бы рисковал бы в этом случае, впасть в спор с самим собой. Но я с удовольствием и любопытством почитаю версию анализа творчества Чиаурели, тем более, что Марк всегда пишет интересно.

Евг: павел пишет: Евгений, Вы писали на форуме, что симпатизируете Гитлеру. Это Ваше право - выбирать своих героев. Я же буду писать на форуме и дальше (когда у меня будет время и настроение) - и о Сталине, и о влиянии сталинизма на кинематограф. Лично мне это интересно. А то, что это не интересно Вам, то я это переживу. Массовые убийства я никогда не считал ни "постперестроечной чепухой", ни доперестроечной чепухой. Если они Вам так смешны, то Вы, конечно же, можете смеяться дальше, равно как и восторгаться, как Вы заметили, "вполне обычным порядком" в Освенциме с его "немецкой культурой" и взаимопреданностью среди эсесовцев. Каждому свое, Евгений. Павел, а где повестки в суд. Сейчас очень модно предъявлять по 282 УК РФ за т.н. экстремизм. Десятки тысяч людей по всей России преследуются по этой "статье". Разве что кино про это не снимали. А вы лишь пишете на сайте. Или не так?

Евг: павел пишет: Евгений, Вы писали на форуме, что симпатизируете Гитлеру. Это Ваше право - выбирать своих героев. Я же буду писать на форуме и дальше (когда у меня будет время и настроение) - и о Сталине, и о влиянии сталинизма на кинематограф. Лично мне это интересно. А то, что это не интересно Вам, то я это переживу. Массовые убийства я никогда не считал ни "постперестроечной чепухой", ни доперестроечной чепухой. Если они Вам так смешны, то Вы, конечно же, можете смеяться дальше, равно как и восторгаться, как Вы заметили, "вполне обычным порядком" в Освенциме с его "немецкой культурой" и взаимопреданностью среди эсесовцев. Каждому свое, Евгений. Павел, а где повестки в суд. Сейчас очень модно предъявлять по 282 УК РФ за т.н. экстремизм. Десятки тысяч людей по всей России преследуются по этой "статье". Разве что кино про это не снимали. А вы лишь пишете на сайте. Или не так?

павел: Возвращаюсь к историко-идеологическому кино периода сталинизма. Сейчас издан в хорошем качестве фильм "Джамбул" режиссера Ефима Дзигана. Я ранее не видел этого фильма и планирую его просмотр. Казахскому акыну принадлежала далеко не последняя роль в идеологической системе сталинского государства. Поколения позднесоветской эпохи знали Джамбула, в первую очередь, как автора стихов, обращенных к блокадному Ленинграду ("Ленинградцы, дети мои"). В современную же ему эпоху, он и его творчество символизировали сплочение народов СССР вокруг "хозяина Кремля". "Сталин глубже океана, выше Гималаев, ярче Солнца. Он учитель Вселенной", - так воспевал идола Джамбул. Обращение создателя "Мы из Кронштадта" к столь знаковой идеологической фигуре как Джамбул - было закономерно. К сожалению, встретил информацию, что фильм Дзигана издан в урезанном виде. Видимо, артисту Геловани вновь не повезло. Весьма интересно бы было посмотреть полную редакцию фильма Михаила Калатозова "Вихри враждебные". Видел лишь версию периода "оттепели". В центре картины - образ Феликса Дзержинского. Фильм был снят в 1953г. Право, не знаю, сохранилась ли вообще первоначальная версия. Картина "Вихри враждебные" была наиболее серьезным проявлением увековечивания создателя ВЧК в сталинский период. Дзержинский (равно как и Свердлов) был в числе «разрешенных» позитивных фигур. Но Сталин следил, чтобы почитание «железного Феликса» не носило чрезмерный характер. Например, известно, что он наложил «вето» на предложение Менжинского создать специальную награду для чекистов – орден Дзержинского. Полномасштабный культ Дзержинского в искусстве (в т.ч. и в кино) относится уже к хрущевско-брежневскому периоду. Пропагандируемый культ Дзержинского должен был «очистить» органы госбезопасности от скандалов 30-х – 50-х гг., он должен был символизировать «чистоту» первоначальной идеи, лишь «оскверненной» сталинским произволом. Феликс Эдмундович с его личной честностью и аскетизмом был, конечно, в этом отношении весьма подходящей фигурой. «Железный Феликс» стал частым «гостем» советского экрана. Его образ воплощали знаменитые артисты: Олег Ефремов, Василий Лановой… На мой взгляд, наиболее интересная интерпретация образа Дзержинского была у Михаила Михайловича Козакова. В его исполнении создатель советской системы госбезопасности предстает «якобинцем» 20-го века, глубоко убежденным в правоте своей исторической миссии.

Марк Кириллов: У Козакова получился самый убедительный Дзержинский. Не в последнюю очередь потому, что отец артиста, писатель Михаил Козаков, был близко знаком с Железным Феликсом и писал о нём рассказы и повести. Понятно, что на выходе было то, что должно было выйти, но знакомство с первоисточником имелось - это есть факт. Другие Дзержинские не получались - либо это были манекены, либо просто не нашлось подходящего актёра. Якову Свердлову повезло, например, больше - его канонический образ настолько филигранно был создан Леонидом Любашевским, что последующим исполнителем оставалось только копировать его находки. Даже такому выдающемуся артисту, как Владимир Татосов, который стал штатным Свердловым после смерти Любашевского, не удалось переломить штамп. Козаков же это сделал - его Дзержинский самый убедительный и цельный. Плюс к тому, Козаков всегда оставлял возможность для последующего развития образа, не давая себе закостенеть в штампе. "Вихри враждебные" мне не нравятся. Оригинал, вероятнее всего, не сохранился, потому что при жизни Лучшего Друга Кинематографистов фильм лёг "на полку", а после его смерти фильм мог выйти на экран только при отсутствии в нём почившего. В итоге фильм вышел с опазданием на 5 лет (в 1958 году) и попал в весьма неудачное окружение - о революции ставили уже другие фильмы, а "Вихри вражбедные" оказались анахронистичны (что не помешало периодически гонять фильм по ТВ, особенно в 70-е годы). "Джамбул", на мой взгляд, очень скучное кино. Его польза заключалась только в кадровом смысле (на фильме учились работать в кино молодые казахские кинематографисты). Сама фигура Джамбула очень трагична по сути - знаменитому акыну в момент Октябрьской революции было уже больше 70 лет. Что он уж там понимал во всём, что происходило в Казахстане да и в целом во всей бывшей Российской империи - неизвестно. А за его "Поэму о наркоме Ежове" (кстати, раритет - в Сети только куски можно обнаружить, а целиком текст поэмы я нигде не встречал) старика могли бы и ликвидировать, когда "кровавый карлик" сам сгинул, но Вождь, видимо счёл, что раз Джамбул смог дожить до 90 лет, то зачем укорачивать столь длинную жизнь... Даже в советской историографии киноЖЗЛа "Джамбула" помянали исключительно в этом контексте и никак не оценивали его художественную ценность. Видимо, за отсутствие таковой.

Марк Кириллов:

Марк Кириллов:

павел: Якову Свердлову повезло, например, больше - его канонический образ настолько филигранно был создан Леонидом Любашевским, что последующим исполнителем оставалось только копировать его находки. Меня всегда интересовали титры в начале картины Юткевича "Яков Свердлов". Еще до названия фильма, на экране появляется текст: "Жизнь замечательных большевиков". Вероятно, надо было понимать, что эта картина - лишь одно из произведений киноцикла о соратниках Ленина. Ну о ком из них тогда можно было снять фильм ? - Выбор был невелик. Тот же Дзержинский. Возможно Орджоникидзе, Куйбышев... Пространство вокруг Ленина, с течением лет, крайне сужалось. Его заполнял все больше и больше лишь один "чудесный грузин", как его когда-то назвал Владимир Ильич. Любопытно, что когда из окололенинского пространства исчез и "чудесный грузин", стало еще более одиноко. Мы выросли на рассказах-сказках о Ленине Воскресенской, Кононова, Прилежаевой и т.д. Все помним как Ильич кормил снегиря, беседовал с ходоками, приезжал на елку в Сокольники... Но ему же надо было в этих произведениях общаться не только с деревенскими мужичками, детьми и птицами. Нужны были и "товарищи" по партии. Оставались, конечно, Свердлов и Дзержинский. Но особенно "выручал" авторов - управделами Совнаркома Владимир Дмитриевич Бонч-Бруевич. Эта далеко не самая крупная и важная политическая фигура стала просто "находкой"; если верить лениниане, Владимир Ильич просто обожал проводить время в беседах с ним. Рассказывают, что как-то в советское время спросили одного школьника: "Кто такой Ленин?". Он, не замешкавшись, ответил: "Ленин - это же друг Бонч-Бруевича". Марк Кириллов пишет: Оригинал, вероятнее всего, не сохранился, потому что при жизни Лучшего Друга Кинематографистов фильм лёг "на полку", а после его смерти фильм мог выйти на экран только при отсутствии в нём почившего. Марк, я никогда не знал, что "Вихри враждебные" были "закрыты". Это очень интересно. Я имел информацию только о том, что фильм был "порезан" при Хрущеве. А известно, каковы были официальные объяснения того, что фильм о Дзержинском не вышел на экран?

Марк Кириллов: В книге Юрия Богомолова о Михаиле Калатозове было указано, что фильм был положен "на полку" за несоответствие политической конъюнктуре. Всё. Что имелось в виду - неясно. Ну не понравился фильм Вождю - и всё.

павел: Марк Кириллов пишет: В книге Юрия Богомолова о Михаиле Калатозове было указано, что фильм был положен "на полку" за несоответствие политической конъюнктуре. Всё. Что имелось в виду - неясно. Ну не понравился фильм Вождю - и всё. Очень любопытно. Я тоже поискал информацию. Нашел пока только упоминание, что решение Калатозова снимать комедию "Верные друзья", было вызвано его желанием отойти от идеологического кино. Это связывают с печальной судьбой картины "Вихри враждебные". Подробностей, увы, нет. Конечно же, Иосиф Виссарионович мог позволить себе и просто самодурство. Так его недовольство вызвала вполне безобидная картина Райзмана "Поезд идет на восток». Возможно, что временный переезд Юлия Райзмана на латвийскую киностудию, где он снял фильм о Янисе Райнисе (к сожалению, не видел), был формой ссылки. Но в случае с картиной о Дзержинском, вполне можно допустить и те же причины, что заставили Сталина запретить учреждение ордена Дзержинского. Он не желал терпеть параллельных со своим культом - культов других партийных вождей (за исключением Ленина). В этой связи, еще удивительно, что на экраны вышел "Яков Свердлов". Показателен случай с классической дилогией Михаила Ромма "Ленин в октябре" и "Ленин в 1918 году". Всем памятен образ самоотверженного товарища Василия в исполнении Николая Охлопкова. Товарищ Василий в фильме сопровождает Владимира Ильича и отвечает за его безопасность. В реальности, товарища Василия никогда не было. Телохранителем Ленина был Эйно Рахья - финский революционер и один из организаторов компартии Финляндии. В некоторых публикациях можно встретить упоминание, что "товарищ Василий" заменил Рахью в связи с расстрелом финна-революционера в период "сталинской чистки". Это неверно. Эйно Рахья умер своей смертью в 1936 году. Конечно же, были случаи, когда людей объявляли врагами и посмертно. Так было, например, с главнокомандующим Красной армией в гражданскою войну Сергеем Сергеевичем Каменевым (умер в 1936г.). Его с почестями погребли на Красной площади, а уже затем объявили «врагом народа». Про Эйно Рахью я подобной информации не встречал. Исчезновение из фильма Ромма фигуры финского революционера было вероятно связано с желанием «хозяина» стереть из памяти имена тех людей, которые хорошо знали его как лишь одного из партийных руководителей, которые знали, что Сталин не всегда был «Богом». Мифический товарищ Василий в этом отношении был, конечно-же, куда-более удобной фигурой.

Марк Кириллов: павел пишет: Но в случае с картиной о Дзержинском, вполне можно допустить и те же причины, что заставили Сталина запретить учреждение ордена Дзержинского Очень может быть. Тем более, что по схожей причине попал под раздачу и фильм Сергея Юткевича "Свет над Россией", где тоже есть Дзержинский как мудрый советник Ленина. Очень может быть, что Дзержинский был формой этакой маленькой фронды. Но Вождь и её не хотел терпеть. Насчёт фильма "Яков Свердлов". Хотя фильм и вышел, но в изуродованном виде, да и не слишком уж он имел хорошую прокатную судьбу. А после смерти Вождя фильм и вовсе загремел в опалу - вырезать сцены с Товарищем Сталиным оттуда было невозможно, проще было убрать весь фильм. В топика про Орсона Уэллса я уже писал, что Юткевич крайне болезненно воспринял запрет и последующий перемонтаж "Свердлова", так как, по мнению Сергея Иосифовича, если б не "благие пожелания" Главного Кинозрителя, то именно он, Сергей Юткевич, прославился на весь мир как автор разностороннего взгляда разных людей на одну и ту же персону, а не мерзостный толстый американский ирландец

павел: Марк Кириллов пишет: Тем более, что по схожей причине попал под раздачу и фильм Сергея Юткевича "Свет над Россией", где тоже есть Дзержинский как мудрый советник Ленина. Вспоминая картину Юткевича "Свет над Россией", я всегда вспоминаю Вениамина Зускина, ярко сыгравшего роль часовщика, ремонтирующего кремлевские "куранты". Действующие в картине Ленин и Сталин говорят, что надо проявить заботу к персонажу Зускина. Сейчас, эта сцена смотрится жутковато. Когда смотришь, как в кино экранный Иосиф Виссарионович смотрит на Зускина, то вспоминаешь, что через несколько лет после выхода фильма уже не экранный, а реальный Сталин распорядился арестовать Зускина. Артист был подвергнут пыткам, а затем расстрелян. Растрельные списки по делу ЕАК утверждал сам "хозяин". Иосиф Виссарионович "позаботился" о Зускине истинно по-сталински. Зускин был, прежде всего, театральным артистом. Слышал от видевших его в театре Михоэлса людей восторженные отзывы. О его игре в "Короле Лире", где Соломон Михайлович Михоэлс был Лиром, а Зускин играл шута, говорят как о шедевре. Остается верить воспоминаниям. Впрочем, если бы даже был записан тогда спектакль, то вряд ли бы он передал театральную энергетику, которую может ощущать только очевидец действа. От Зускина остался маленький эпизод в "Цирке", где он с Михоэлсом качает черного младенца. Осталась роль в киноверсии "Кремлевских курантов". Остались еще несколько ролей в менее знаменитых фильмах. "Кремлевские куранты" вновь были экранизированы в кино в брежневский период. Разумеется, уже в новой редакции. Владимир Ильич в ней остался без своего коллеги. Вообще, эту пьесу, равно как и погодинского "Человека с ружьем", очень много ставили по Союзу. "Кремлевские куранты" были надежной "пьесой-кормилицей" для многих постановщиков и артистов. Марк Кириллов пишет: Очень может быть, что Дзержинский был формой этакой маленькой фронды. Но Вождь и её не хотел терпеть. Для Вождя идеалом видимо было то, как показывается в кино его окружение-политбюро. Это была послушно-подчительная толпа, которая стоит рядом с Божеством и внимает его словам. Я помню мало примеров, чтобы кому-то из членов сталинского политбюро дали в кино хотя бы просто поговорить. Ворошилов в "Клятве" произносит несколько слов, где-то что-то говорит Молотов. Но в основном, они молчат и одобрительно кивают. Такими должны были выглядеть другие партийные деятели. Они должны были запоминаться в кино как послушные исполнители высшей воли, как люди, лишенные инициативы. После войны, подобную тенденцию можно проследить в фильмах не только в отношениях "Сталин - политбюро", но и в отношениях "Сталин - генералитет". Гениальный полководец-стратег в кино мог быть только один; остальным, в лучшем случае, были дозволены тактические успехи. Это кинематографическое принижение значения маршалов и генералов перед Сталиным было связано с его послевоенной политикой к офицерскому корпусу. «Хозяина» вообще всегда преследовал призрак бонапартизма в разных человеческих обличьях (Троцкий, Фрунзе, Тухачевский, Жуков). "Хозяин" был обеспокоен, что прошедшие войну командующие фронтов и армий могут почувствовать, что они из себя - что-то представляют. Он боялся, что война сделала офицеров независимыми, что они забыли довоенные процессы. Начались аресты среди генералитета. Кого расстреливали, а кого отправляли в концлагеря. Маршала Жукова исключили из ЦК и обвинили в преувеличении своей роли в войне. Арестованный друг Жукова генерал Крюков вспоминал, что его избивали на допросах, чтобы получить показания на приятеля-маршала. В этих-то условиях, кинематограф активно разрабатывает тему "Сталин - величайший полководец нашего времени". Вспомним хотя бы картину Игоря Савченко "Третий удар". Там Сталина играет не Геловани, а Алексей Дикий (кстати, пробывший в 30-х несколько лет в концлагере). Сталин в этом фильме непосредственно руководит всеми фронтами из своего кабинета. Он несопоставимо лучше оценивает ситуацию, чем маршалы и генералы, находящиеся на конкретных боевых участках. Он поправляет их решения, причем, разумеется, именно сталинское военное решение оказывается самым точным. Генералитет низводится в фильме до той же роли, какая отводилась в кино политбюро, - до роли послушных исполнителей гения-полководца. Подобная кинотрактовка закрепляла в массовом сознании несамостоятельность полководцев, идею о невозможности ими претендовать на активную политическую роль в стране. Иосиф Виссарионович прекрасно понимал, насколько мощным может быть орудие кинопропаганды, и великолепно умел его использовать.

Марк Кириллов: павел пишет: Остались еще несколько ролей в менее знаменитых фильмах. А как же Пиня Копман из "Искателей счастья" Владимира Корш-Саблина? Вот где истинный бенефис Зускина. По сюжету Пиня - персонаж отрицательный, мечтающий разбогатеть. Его бы пригвоздить, а его жалко.

павел: Дилогия Ромма "Ленин в Октябре" и "Ленин в 1918 году", на мой взгляд, весьма неоднородна. Вроде и режиссер один - замечательнейший и благороднейший Михаил Ильич Ромм. И сценарий к обоим фильмам написал Алексей Каплер. И в той, и в другой картине в роли Ильича - Борис Щукин. Но подход к личности вождя мирового пролетариата - различен. В "Ленине в Октябре" главный герой показан почти комичным персонажем: суетливым, нелепым, смешным. Это характерно для ряда фильмов сталинской эпохи. Ленин представал в них забавным добрым мечтателем, каким-то советским "Санта Клаусом", что контрастировало со спокойной величественностью красивого и монументального Сталина. Думаю, что это было неслучайно. Но в ленте "Ленин в 1918 году", которую я считаю весьма хорошим пропагандистским фильмом, Ромм нарушил эту традицию. Здесь Щукин играет не смешного Ленина, а лидера, проводящего "железной рукой" свой курс "военного коммунизма". Фильм был снят в 1939 году. Его задачей было обосновать и оправдать в искусстве только что прокатившуюся волну "большого террора" 1937-38гг. Он показывал, что недавно уничтожили тех, кого надо было уничтожить еще в 1918 году. Ленин показан окруженным группой предателей, готовящих крах революции. Весьма ловко вплетена Каплером в сценарий линия "Ленин-Горький". Она должна была убедить зрителей в необходимости террора. В начале фильма Горький (его играет Н.Черкасов) приходит к Ленину с ходотайством за деятелей науки и культуры. Постепенно разговор переходит на общую оценку ситуации в стране. Алексей Максимыч говорит, что его огорчает излишняя ожесточенность властей. Ленин в ответ уверенно убеждает писателя, что его "слезы гуманнизма" застилают для него действительность. Далее, приходит рабочий, который в присутствии Горького начинает с восторгом защищать "военный коммунизм" и говорить о необходимости расправы с состоятельным крестьянством. Следующая сцена с Горьким в картине показывает писателя у постели раненого после покушения Каплан - Ленина. Владимир Ильич указывает "Буревестнику революции" на теперешнюю наглядность всей тщетности его гуманности; мол, если мы будем "добренькими", то они нас просто уничтожат. Писатель молчит, ему нечего возразить. Видно, что он осознает всю правоту вождя. В фильме Ромма весьма мягко показан послереволюционный конфликт Владимира Ильича и Алексея Максимовича. В реальности, он был куда более жестким и не сводился к робким замечаниям писателя о том, что надо поменьше крови. В годы становления большевитской власти Горький писал много, резко и, на мой взгляд, замечательно. Его публицистика того периода известна под названием "Несвоевременные мысли". Говоря о "Военном коммунизме", он констатировал: "Проводят в жизнь нищенские идеи Прудона, но не Маркса, развивают пугачевщину, а не социализм, и всячески пропагандируют всеобщее равнение на моральную и материальную бедность". Горький говорил об отвратительном "тяготении к равенству в ничтожестве". При отсутствии личной мстительности (что было характерно для Сталина), Ленин был готов быть беспощадным в отношени человека, стоящего на пути проводимой им политики. Горький в те годы был именно таким человеком. Владимир Ильич не был, в целом, сентиментальным человеком. Но в отношении к Горькому (равно как и в отношении к Мартову и Кропоткину) в нем проскальзывало не только несомненное уважение, но и даже некоторая доля компромиссности. Он старался быть (в его понимании) в отношении Горького достаточно деликатным. Благодаря заступничеству Горького была спасена жизнь ряда людей. Но конфликт назревал. Газета Горького "Новая жизнь" была (хотя и самой последней из оппозиционных) все-же закрыта. А его эмиграция стала финальным аккордом в грустной истории про то, как поссорились Алексей Максимович с Владимир Ильичем. В фильме Ромма-Каплера, можно сказать, представлена лишь тень, лишь слабое отражение послереволюционного противостояния "Ленин-Горький". Великий писатель был ко времени выхода картины уже несколько лет как мертв. Он был "канонизирован" в СССР, что вылилось в бесчисленных присвоениях его имени городам, улицам, институтам, киностудиям...Акцентировать внимание на мощной аргументации послереволюционного Горького в его критике режима было не нужно. Зато можно и нужно было использовать его имя в рекламе террора. Это умело делали.

Марк Кириллов: "Ленин в 1918 году" - это фильм-кентавр. В смысле - фильм наполовину. В чём-то он перекликается с "Великим гражданином" - в той части, когда показывается слияние большевиков-оппозиционеров (Бухарин, Троцкий и т.п.) с явными врагами революции (тут уже хорошо нам знакомые по "Ленину в Октябре" меньшевики и эсеры, офицеры и филер). Линия всё та же - оппозиционеры всё-таки были революционерами, но их жажда власти объективно ведёт их к союзу с врагами Советской власти... В "Великом гражданине" линия выдерживается на все сто, и это даёт эффект - мрачный, угнетающий, но эффект. У Ромма это не происходит - уж больно много в фильме легкомысленных сцен, которые хорошо разбавляли действие в первом фильме, но во втором - только тормозили действие. Ощущение такое, что Ромм внутренне сопротивлялся установке "старые большевики = враги народа". Эрмлер не сопротивлялся - и его фильм получился убедительным, хотя и откровенно жутким. Тут начинается дилемма - или до конца следовать ложному посылу, или пытаться делать вид, что всё "не совсем так", но не изменять общей концепции. В первом случае получается устрашающий монстр, во втором - серединка на половинку. Не случайно при разборе "Ленина в 1918 году" большее внимание уделяют отдельным сценам и линиям, а не целиком фильму (встреча Ленина и Бухарина; Ленин и кулак; Матвеев и заговорщики; Ленин и Горький и т.п.). А в целом картину не разбирают. Разваливается она.



полная версия страницы