Форум » Интересные фильмы » "Демоны Санкт-Петербурга" » Ответить

"Демоны Санкт-Петербурга"

Сухов: Этот фильм на русский язык следовало бы перевести как "Петербуржские бесы" и обязательно дублировать. Итальянский язык на заднем плане раздражает больше всего. Итак, великий русский писатель Фёдор Михайлович Достоевский спит и ему снится сон о событиях, которые произошли (или якобы произошли) десятилетием ранее. Готовится покушение на Государя Императора. Достоевскому случайно становится об этом известно, и он пытается предотвратить покушение, но ему мешают его представления о чести. Он не может просто прийти в полицию и всё рассказать. Остаётся одно - попытаться переубедить террористов, открыть им глаза на неоправданную жестокость и бессмысленность их планов. Он начинает их искать, и в процессе этих поисков он уже себя обнаруживает главным вдохновителем и виновником террора. Джулиано Монтальдо снял сюрреалистическую притчу о противостоянии честного человека и многоликого зла, выраженного в людях и обстоятельствах. Зло готовит смерть множества людей, зло стремится предотвратить этот теракт, не особо оглядываясь на средства, зло искореняет инакомыслие, зло унижает, обманывает, ломает, и зло же вдруг приходит на помощь в самой отчаянной ситуации. Не смотря на пропитавшую весь фильм уверенность в будущих потрясениях и не способности (не желании) людей сопротивляться им, фильм чрезвычайно позитивен, как впрочем и творчество Достоевского. В этом фильме, как это не удивительно, практически нет отрицательных персонажей (если не считать мошенника-издателя). Каждый из героев, даже самый озлобленный и циничный, верит в то, что он то как раз и поступает правильно и делает это для общего блага.

Ответов - 35, стр: 1 2 All

админ: За идею 5. За исполнение 2. Собственно, идея интересная, хотя и не новая. Но, смотреть как Достоевский вместо того чтобы дописывать роман, в течении 5 дней, праздно шатается по городу нет никаких сил. Не говоря уже о том, что суть русского менталитета, Монтальдо не сумел уловить даже чуть-чуть. Было впечатление, что действие происходит в Италии или Англии и etc. Даже Петрович(Мастер и Маргарита), Алессандрини(Мы живем!) и Войтышко(М и М) сумели уловить, хотя бы внешние проявления менталитета, не связанные с отчествами и прочим. У Монтальдо не вышло. Я промучал фильм минут 40 и бросил.

Сухов: админ пишет: Но, смотреть как Достоевский вместо того чтобы дописывать роман, в течении 5 дней, праздно шатается по городу нет никаких сил. Я немного балуюсь литературой и могу сказать, что если бы меня заставили 5 дней подряд без передышки писать, я бы сошёл с ума. Желание Достоевского развеется в компании террористов и жандармов мне абсолютно понятно. админ пишет: Не говоря уже о том, что суть русского менталитета, Монтальдо не сумел уловить даже чуть-чуть. Вы слишком много от него хотите. Но он мог бы снять и русских актёров - получилось бы достоверней.

админ: Сухов пишет: Я немного балуюсь литературой и могу сказать, что если бы меня заставили 5 дней подряд без передышки писать, я бы сошёл с ума. Это понятно, но герой Монтальдо не писал вообще. Сухов пишет: Но он мог бы снять и русских актёров - получилось бы достоверней. Да нет, еще большая мура. Не понял Монтальдо России, в этом все и дело.

Сухов: админ пишет: Это понятно, но герой Монтальдо не писал вообще. Как же не писал? Стенографистка (будущая супруга) сознание теряла! Ну а потом не забывайте, что происходящие события - это сон писателя через десять лет. Кстати, Достоевский - прадедушка сюрреализма. В одном своём произведении (не помню каком) он описывает в качестве примера нелепости событий, происходящих во сне, сон про карликов, которые хотят его убить, но у них ничего не выходит, потому что он их успешно обманывает и прячется от них. При этом происходят всякие странные события (например карлик меняет облик), но писателю странным они не кажутся и он воспринимает их как должное. Куда там Дэвиду Линчу! На самом деле есть ещё советский фильм про Достоевского, но я его пока не смотрел. Найду в ближайшее время.

Сухов: Есть! "Двадцать шесть дней из жизни Достоевского". Кстати, описываемый период тот же самый.

админ: Сухов пишет: Как же не писал? Стенографистка (будущая супруга) сознание теряла! Ну а потом не забывайте, что происходящие события - это сон писателя через десять лет. Я не досмотрел, поэтому не знаю финала.

Евген: Да, я тоже бросил смотреть фильм где-то на 50-й минуте. А как все было привлекательно - Монтальдо, не снимавший целых 18 лет, фигура Достоевского, террористы-бомбисты... Получилась невообразимо скучная тягомотина, которую нет никакого интереса смотреть. И не важно, что это мистификация и переплетение реальных событий во взаимотношении великого писателя с народовольцами. Идея и замысел действительно незаурядны, а воплощение... Несколько удивляет факт, что Монтальдо, будучи одним из остросоциальных и политических режиссеров своего поколения (наряду с Рози, Петри и т.д.) превратился в банального консерватора и моралиста. И почему то свои воззрения он автоматически перенес на Достоевского, ищущего во мраке террористов и умоляющего их не покушаться на царских сановников.

Сухов: Евген пишет: Несколько удивляет факт, что Монтальдо, будучи одним из остросоциальных и политических режиссеров своего поколения (наряду с Рози, Петри и т.д.) превратился в банального консерватора и моралиста. И почему то свои воззрения он автоматически перенес на Достоевского, ищущего во мраке террористов и умоляющего их не покушаться на царских сановников. А Достоевский после "лечения" от левых идей тоже стал консерватором и моралистом. Только вряд ли он стал бы эту публику (террористов) о чём-нибудь умолять. Сам был такой. И на каторгу попал не за отвлечённое философствование, а за участие в антиправительственном заговоре. Его вообще казнить должны были, но пожалели Кстати, "Бесы" со своей злой сатирой на мольбу совершенно не похожи.

админ: Сухов пишет: А Достоевский после "лечения" от левых идей тоже стал консерватором и моралистом. Я бы даже сказал, правым и православным националистом. Но, идеи "Демонов..." Монтальди в общем то прослеживаются в "Бесах". Я вижу в Достоевском, лишь писателя, который задавал вопросы и описывал действительность, вряд ли бы он в жизни уговаривал террористов не взрывать. Скорее бы давал напутствие: кого именно, как и, когда... Ибо тогдашняя действительность, его категорически не устраивала.

Марк Кириллов: Ну,вообще-то говоря,установленный факт (это есть в переписке Достоевского),что,не сочувствуя "нигилистам" и,конкретно,"Народной воле",Достоевский всё же отметил (с удивлением над собой),что,зная о возможном покушении на царя,в полицию бы сообщать не стал Если уж говорить о взаимоотношениях Достоевского с окружающей действительностью сквозь призму его произведений,лучший,наверное фильм об этом "Мёртвый дом" (1932) режиссёра Василия Фёдорова (в роли Достоевского - Николай Хмелёв).Если кто не видел - рекомендую,фильм доступен.Потрясающее кино,особенно финальный диалог Фёдора Михайловича с обер-прокурором Синода Победоносцевым - Достоевский...А я сейчас пишу продолжение "Братьев Карамазовых",вгде Алёша становится революционером.Потому что не может быть иначе! Победоносцев.А я вспоминаю Ваш роман "Преступление и наказание",замечательный роман! Помните,как там Порфирий Петрович говорит Раскольникову - "Вы от нас психологически никуда не денетесь!" И Вы тоже,Фёдор Михайлович,никуда от нас психологически не денетесь!

Сухов: Марк Кириллов пишет: Достоевский всё же отметил (с удивлением над собой),что,зная о возможном покушении на царя,в полицию бы сообщать не стал Не стал бы. Но роман "Бесы" тем не менее - это донос. Донос НАМ на НИХ. За этот роман изображённые в нём люди писателя просто возненавидели. админ пишет: Скорее бы давал напутствие: кого именно, как и, когда... Ибо тогдашняя действительность, его категорически не устраивала. Хотел бы давать напутствия - давал бы. Вместо этого он вёл умеренно-пропагандистскую деятельность.

админ: Сухов пишет: За этот роман изображённые в нём люди писателя просто возненавидели. Тем не менее, это самый актуальный, на мой взгляд его роман сегодня.

Марк Кириллов: Ещё по поводу фильма Монтальдо. Удивительно,что до него никому не пришло в голову напрямую связать ту современность с сюжетом романов Достоевского.Но дальше экранизации текста никто не ходил.Попробовал Сокуров в "Тихих страницах",но там про другое - о городе-демоне,который выпивает соки из своих обитателях,рождая в их подсознании чудовищные мысли и внушая им совершение поступков,которых они на самом деле не совершали.У Сокурова Раскольников не убийца,а просто умалишённый на почве бедности и удивительного совпадения своих мыслей о сверхчеловеке с фактом убийства старухи.

Сухов: Марк Кириллов пишет: Удивительно,что до него никому не пришло в голову напрямую связать ту современность с сюжетом романов Достоевского. По поводу связи той современности с сюжетом романов. Кинематографисты не связывали, но в предисловии к "Бесам" прямым текстом говориться, что рассказанная история основана на реальных событиях, а многие персонажи имеют реальные прототипы. Была такая организация - "Народная расправа". "Народорасправцы" успели расправится только с одним из своих членов, после чего организация завершила своё существование по причине тюремного заключения её руководства. Создатель "Народной расправы", Нечаев, так на свободу и не вышел, но другие участники убийства потом стали известными либеральным публицистами и приняли участие в травле Достоевского. Главным обвинением было то, что писатель переписывает материалы полицейского дела. Так что жизнь не надо связывать с произведениями - они и так неразрывно связаны. Другое дело, что Монтальдо уже второй режиссёр, которого привлекла история написания романа "Игрок". В жизни Достоевского это действительно был примечательнейший момент.

Марк Кириллов: Насчёт "Народной расправы" я в курсе. "Бесы" - скорее исключение,публицистический роман.

Сухов: Марк Кириллов пишет: "Бесы" - скорее исключение,публицистический роман. Не согласен. "Бесы" - один из наиболее художественных, поэтических романов Достоевского (уступает в этом, пожалуй, только "Братьям Карамазовым"). Конфликт Петра Верховенского и Шатова - это только скелет истории. Главный "Бес" романа - Николай Ставрогин, вступивший на путь зла от скуки и вынужденный идти им вопреки собственному желанию. Вот уж воистину одержимость! Человек незаурядных способностей и талантов ломает человеческие жизни, как спички, и не в силах вырваться из этого порочного круга, ломает и свою жизнь тоже. Если проследить все трагические события в сюжете к их источнику, то видно, что источником их так или иначе был Ставрогин. В этом романе есть глава, которая не была включена в общий текст, т.к. для того времени она была слишком неприличная. Но для понимания силы, движущей поступками Ставрогина, она имеет ключевое значение. Позже эту главу Лукино Висконти включит в свою "Гибель богов".

Марк Кириллов: Я не говорю,что "Бесы" - плохой роман.Но по художественной силе он явно слабее других романов Достоевского.Правда,Достоевский сам велик,поэтому даже его не самый удачный роман всё равно представляет интерес...А "Бесам" мешает публицистичность - привязанность к истории Нечаева не даёт возможности "развернуться".В "Братьях Карамазовых" это удалось (я вообще считаю,что "Бесы" - только набросок для "Братьев...") - субъекьтивно реакционный писатель (к концу своей жизни) в своём романе объективно приходит к отрицанию всего того,охранителем чего он пытался быть (собственно,поэтому я и приводил ранее описание сцены из "Мёртвого дома" - кстати,а этот фильм вообще кто-нибудь смотрел?).

Сухов: Марк Кириллов пишет: Я не говорю,что "Бесы" - плохой роман.Но по художественной силе он явно слабее других романов Достоевского.Правда,Достоевский сам велик,поэтому даже его не самый удачный роман всё равно представляет интерес... Мой личный рейтинг романов-гигантов Достоевского: 1. Бесы 2. Братья Карамазовы 3. Идиот 4. Преступление и наказание 5. Подросток Как видите, "Бесы" мне нравятся больше всего. Наверное потому что из всех романов это действительно сейчас самый актуальный. Марк Кириллов пишет: я вообще считаю,что "Бесы" - только набросок для "Братьев..." Наброском для "Братьев..." был "Подросток". У "Бесов" с "Братьями..." очень мало общего. Марк Кириллов пишет: субъекьтивно реакционный писатель (к концу своей жизни) в своём романе объективно приходит к отрицанию всего того,охранителем чего он пытался быть Ой ли? А как же тогда антиреволюционный пафос "Легенды о великом инквизиторе"? А не показательно ли судьба Ивана Карамазова? К сожалению я не знаком с планами Достоевского на написание второй части "Братьев...", но даже если писатель и признал неизбежность революции, вряд ли он этому радовался. Практика показала, что "Пети Верховенские" в революционных движениях встречаются куда чаще "Алёш Карамазовых". Марк Кириллов пишет: кстати,а этот фильм вообще кто-нибудь смотрел? Пока нет, но в ближайших планах.

админ: Сухов пишет: Хотел бы давать напутствия - давал бы. Вместо этого он вёл умеренно-пропагандистскую деятельность. Он это делал(напутствие в виде умеренно-пропагандистской деятельности). После записок мертвого дома - как осмысления вынужденного хождения в народ, Д. по сути меняется от человека близкого к "Пети Верховенскому" (едва не став Ставрогиным), к... Вот тут уже сложный вопрос. Аналогов подыскать не могу. Наверное, становится самим собой и не таким как все.

Сухов: админ пишет: После записок мертвого дома - как осмысления вынужденного хождения в народ, Д. по сути меняется от человека близкого к "Пети Верховенскому" (едва не став Ставрогиным), к... Вот тут уже сложный вопрос. Аналогов подыскать не могу. Наверное, становится самим собой и не таким как все. "Трудотерапия":) Сухов пишет: Так что жизнь не надо связывать с произведениями - они и так неразрывно связаны. Могу привести ещё один пример - повесть "Кроткая".

Марк Кириллов: Ну как "ничего общего"? В "Бесах" - Ставрогин и Федька,в "Братьях Карамазовых" - Иван и Смердяков...Да и основная мысль "Братьев" - явное продолжение "Бесов".Ведь идея-то их не в том,что грядёт эпоха Верховенского-Шигалёва,а в том,как объективно-гуманистические идеи ведут к вдохновлению терроризма и ницшеанства - не случайно РОДНЫМ отцом Петруши Верховенского является умеренно-либеральный Степан Верховенский...Аналогично и продолжение и преломление безбожных идей Ивана Карамазова как итога духовных исканий сверхгуманиста в вульгарном понимании Смердякова - "позволено всё".

Сухов: Я сегодня тоже задумывался об этих параллелях. Надо признать, что Иван и Смердяков - явное автоцетирование. Тем не менее в художественном плане разница огромная. В "Бесах" автор с самого начала самоустраняется от своих героев, ведя рассказ от первого, но чрезвычайно малозначительного для сюжета романа лица (назавём его рассказчиком). Рассказчик в "Бесах" подобен Гаю Светонию Транквиллу, т.е. он так выставляет оценки, что мы невольно разделяем его мнение в силу его общепринятости, не задумываясь о том, не свойственны ли ему самому качества, восхваляемые или осуждаемые им в других. Кульминация его активности - это когда он объявляет Петра Верховенского подлецом и рекомендует не иметь с ним дела. Рассказчик для сюжета персонаж целиком служебный и служит для самоустранения автора. Между тем прочие персонажи "Бесов" находятся как бы в конце своего пути, у черты, за которой наступает смерть. Это окончательно сформировавшиеся характеры, все их ошибки и озарения остались позади. Поступки их - прямое продолжение закостенелости их стремлений. К концу книги все они умирают (кроме Петра Верховенского, которого скорее всего ждёт судьба его реального прототипа). Движущая сила сюжета романа - метания Ставрогина, этакого русского Фауста, который не может решиться - то ли ему раскаяться и принять мученический венец, то ли продать свою душу бесу (Верховенскому), который и рад стараться, чтобы угодить своему подопечному. Когда Ставрогин понимает, что метания эти бесполезны, т.к. ни любовь, ни стыд, ни раскаяние, ни разрыв со своим прошлым не в силах изменить его натуры, преобразить его жизнь, он вешается, чем собственно и ставит точку в романе. В "Бесах" нет перспективы, развития. Идеалист Шатов бездарно гибнет. Анти-идеалист Кириллов, воплощающий дьявольскую идею самообожествления (Привет Ницше!) через саморазрушение, теряет рассудок. Либерал Степан Трофимыч умирает естественной смертью, став в конце жизни свидетелем крушения идеалов своей молодости. А кажущийся победитель Пётр Степанович вынужден бежать. Разумеется для того, чтобы начать всё сначала - пустить смуту и т.д. В "Братьях Карамазовых" автор не самоустраняется, он воплощает себя в трёх главных персонажах, рисуя обобщённый портрет своего современника. Личные качества братьев крайне утрированы, что делает каждого из них только частью целого. Дмитрий - это страстность. Он любит и ненавидит. Иван - это рациональность. Он во всём сомневается и всё пытается постичь исключительно холодным рассудком, что заводит его в ловушку. Алёша - это вера. Вера, не требующая доказательств, но осмысленная, а не слепая. Главное отличие "Братьев..." в том, что их мир не стоит на месте. Это не колесница без возницы, несущаяся к своей гибели. Герои романа способны к перемене, к преображению. У каждого из героев было своё преображение. Дмитрий, страстно желавший смерти своего родителя, нашёл в себе силы отказаться от преступления, а любовь озарила его жизнь. Алёша открыл для себя любовь деятельную, побудившую его оставить обитель и уйти в мир, чтобы делами своими служить Богу. Печально и закономерно сложилась судьба Ивана - он сошёл с ума, обретя наконец ту веру, которую отчаялся постичь рассудком. Если подытожить всё выше сказанное, "Бесы" - это пророчество о конце света, а "Братья..." - притча о спасении.

Сухов: Посмотрел "26 дней из жизни Достоевского". Фильм, посвящённый истории любви Достоевского и его второй жены. Собственно, этот же сюжет в сильно искажённом виде воспроизведён и в "Демонах..."

Марк Кириллов: Решил сюда, раз уж открыта тема об экранизациях Достоевского. В питерском Доме Кино в этом сезоне открылась новая ретроспектива под названием "Преступление - Кино - Наказание", в рамках которой будут показаны разные экранизации одного и того же романа Фёдора Михайловича (ну, вы поняли какого именно ). Буду делиться с теми, кто сюда ходит - пока ещё - со своими мыслями и впечатлениями по данному поводу. "Итак начнём, благословясь!" (С) "Раскольников " (1923, Германия, режиссёр Роберт Вине). Весьма любопытный проект. Режиссёр немецкий, фильм снят в Германии, в ролях - актёры из МХАТа (Григорий Хмара, Мария Крыжановская, Поликарп Павлов, Михаил Тарханов, Алла Тарасова и др.). Классик экспрессионизма и русский классик. Очень любопытное зрелище и неплохой эксперимент - совмещение визуального ряда а-ля "Кабинет доктора Калигари" с Достоевским. Кстати, получилось. И с лёгкой руки Вине многие последующие экранизации Достоевского тяготели как раз к экспрессионистскому прочтению его творчества. Я уж не говорю о прямых цитатах... Когда в 1960-м Александр Борисов экранизировал "Кроткую", на обсуждении фильма Григорий Козинцев заметил, что лестница, по которой поднимается Ростовщик как две капли воды похожа на лестницу из фильма "Раскольников". Я посмотрел - точно, один в один. Узнал некоторые сцены из фильма Вине в "Преступлении и наказании" Кулиджанова, в "Тихих страницах" Сокурова. Может то было не умышленное копирование, а просто подсознательное желание создать что-то похожее на то, что было когда-то увидено. Если брать непосредственно сюжет, то все основные линии романа в нём воспроизведены максимально подробно (насколько это вообще возможно в немом кино). Так что, в принципе, можно даже и не читать титры. Хотя, конечно, такой подход грешит иллюстративностью, но тут уж ничего не поделаешь. Поэтому с диалогами получилось практически никак, а ведь в них-то у Достоевского не меньше половины основной информации заложено. Но - немое кино!.. Зато там, где текст отсутствует, Вине торжествует. Например, облик старухи Алёны Ивановны из кошмаров Родиона Романыча, где та предстаёт страшным символом мирового Зла - старуха стоит на балкончике и гадко усмехается, а с низу к ней тянутся руки страждущих. Или Порфирий Петрович, читающий статью Раскольникова "О преступлении"... И главное украшение фильма - сон Раскольникова о том, как он приходит убивать старуху... Уже в реальности сюжета фильма Петербург показан (как я уже упоминал) в духе "Кабинета доктора Калигари". Но во сне этот облик мира, достаточно искажённый сам по себе, в бреду студента превращается и вовсе в кромешный ад - кривые линии стали ещё кривее, перекосы - ещё перекошеннее, старуха - ещё страшнее. Про актёров. Мхатовцы старались. Конечно, большую часть времени забрал себе Хмара (Раскольников). Понятно, главный герой. Но лишённый текста он сильно обрезан в своих актёрских возможностях. Видно, что честно пытался играть, и кое-что получилось, хотя и не обошлось без пресловутого "пиления воздуха руками"... Легендарная Алла Тарасова играла роль Дуни Раскольниковой. Но многие эпизоды с её участием просто не сохранились. Поэтому максимум что может сказать зритель об этой роли Аллы Константиновны - это то, что в юности она была невероятно красива... Кстати, о красоте. Мария Крыжановская сыграла в этом фильме самую красивую Соню Мармеладову в мировом кино (впрочем, ознакомившись со всей ретроспективой, я могу это мнение поменять ). Ей могли бы составить конкуренцию в этом Наталья Богунова или Инна Гулая, пробовавшиеся на роль Сони в фильме Кулиджанова, но ни одну, ни другую не утвердили. В итоге сыграла Татьяна Бедова, причём используя для рисунка роли те же штришки, что и Крыжановская... Весьма неплох Поликарп Павлов в роли Порфирия Петровича. Вот он решил свой образ одной только пластикой. Хотя с текстом получилось бы ещё лучше. В целом я доволен. На следующем показе будет экранизация, сделанная Джозефом фон Штернбергом, а затем - фильм Жоржа Лампена ("Комиссар Мегрэ и дело об убийстве старухи-процентщицы"; шучу, просто роль Порфирия Петровича (комиссара Галле) в этом фильме исполняет Жан Габен).

Марк Кириллов: Итак, следующая экранизация "Преступления и наказания". США, 1935 год, режиссёр Джозеф фон Штернберг... Да-да, тот самый, Пигмалион Марлен Дитрих . Что скажем по этому фильму? Европеец фон Штернберг, адаптируя русскую классику для Голливуда, решил пойти оригинальным путём. Не тем, которым ходят обычные голливудские "экранизаторы", у которых Россия не мыслима без водки, троек, снега по пояс, цыган и медведей . Он решил сделать по-иному - поставить "космополитический фильм". "Эта история могла произойти в любой стране, где умами овладевают идеи, оправдывающие убийства" - таким прологом открывается фильм. Те самым история Раскольникова сразу выводится как история опасного мировоззрения, ведущего к преступлению. Довольно злободневно, ибо всего лишь два года прошло с тех пор, как в одной крупной европейской стране к власти пришли люди, для которых апология "сильной личности" "право имеющей" была одной из основ. Нам предлагают историю человека, который, в определённом смысле, "слетел с катушек". Причём не в понимании Достоевского, у которого Родион Романыч больной страдалец. Раскольников из фильма фон Штернберга другой. Окончил университет с похвальной грамотой, опубликовал с успехом свою статью "О преступлении" и ... возгордился, посчитав, что весь мир ему должен. Должен-то должен, а вот силёнок, чтобы своё взять, у начинающего мыслителя нет. И вот попадается прекрасный случай - гадкая и мерзкая процентщица. Кокнуть её - и одним ударом и себе доказываешь собственную "необыкновенность", и деньги получаешь, и давишь вредное человекообразное насекомое... И, в отличие от романа, где Раскольников тут же впадает в полубезумное состояние, Раскольников из фильма, напротив, получает благодаря убийству совершенно немыслимый заряд энергии, которого хватает и на то, чтобы выбить аванс из редактора журнала в счёт будущих публикаций, и морально уничтожить Лужина, выставив его на посмешище... Дальше уже по тексту, хотя мотивировка событий тоже другая. Например, ключевым моментом для явки в полицию является ультиматум Порфирия - или сдавайся сам, или вместо тебя на каторгу пойдёт маляр! Для Раскольникова, помешанного на идеях справедливости, не остаётся выбора. В итоге - вместо философско-мистической истории - уголовная драма с некоторым религиозным подтекстом. Что-то общее проглядывает (в том числе и с изобразительной точки зрения) с "Осведомителем" Джона Форда. Но это всё-таки не детектив, это ближе к нуару (не забудем, что именно фон Штернберг начал закладывать его основы в кинематографе аж с середины 20-х годов). Даже есть своя "роковая женщина", хотя и играющая эту роль поневоле - Соня. По фильму она приходит к процентщице одновременно с Раскольниковым, который, видя, как измываются над девушкой, решается на убийство. Оттуда же - из нуара - мерзкий полицейский (Порфирий). Здесь он - не шут и не кривляка. Это типичный коп, которому надо закрыть "дело" как можно скорее. Против Раскольникова у него никаких доказательств нет, да он и не стремится их получить. По-моему, он даже и не раскусывал бывшего студента на предмет философии, оправдывающей "сверхчеловека", а просто провёл прямую параллель - раз пишет об убийствах, значит сам и убийца. По типу "кто шляпку свистнул - тот и тётку пришил". Нет, он, конечно, прав оказался. Но метода его работы, получается, такая же, как у героя Орсона Уэллса из "Печати зла". Кстати, очевидно, Уэллс фильм фон Штернберга видел. По актёрам. Тут есть много чего интересного. Во-первых, исполнитель роли Раскольникова. Его сыграл ... Петер Лорре! Знаменитый Убийца из фильма Фрица Ланга "М". На первый взгляд кажется, что это довольно нелепо. Убийца из фильма Ланга - персонаж однозначно отрицательный, причём не просто отрицательный, а мерзкий детоубийца, которого нисколечко не жалко. Раскольникову, напротив, сочувствуешь. А стало быть фон Штернберг угадал, дав актёру возможность сыграть роль похожую на прошлый успех, но фактически другую. Раскольников Лорре не демон и не маньяк. Он философ, учёный. Этим он и интересен. Хотя и на свой "эксперимент" он всё же пошёл не осознанно, а под влиянием вспыхнувшего чувства к женщине. Соня (Мэриан Марш) - обаятельная и красивая девушка (естественно, иначе зритель не поймёт ). Вполне соотносится с романным аналогом, хотя в ней нет ни грамма жалкости и хрупкости из романа. Этакий "падший ангел" (ключевое слово "ангел"). В такую девушку можно влюбиться и ради неё сотворить что угодно. Хотя она вовсе этого и не просит. Порфирий (Эдвард Арнольд). Шикарная работа прекрасного актёра. Громогласный, самоуверенный, наглый полицейский со своим пониманием справедливости. На него просто не налюбоваться. Он подавляет Раскольникова абсолютно всем - начиная от роста (Арнольд толст и высок ростом, что особенно хорошо заметно на фоне маленького Лорре), кончая своим поведением. Он - хозяин. Рефлексия в нём отсутствует как класс. Да и не нужна она хорошему полицейскому. Если в романе Порфирий - это И.О. государства, своего рода перевербованный агент, духовный брат Раскольникова, то в фильме Порфирий и есть само Государство, без всяких И.О. Логика проста - за преступлением должно следовать наказание, а кто будет наказан - не важно. Остальные актёры играют неплохо, но без особой изюминки. Хотя вот стоит обратить внимание на исполнительницу роли процентщицы - миссис Патрик Кэмпбелл! Ту самую, подругу Бернарда Шоу, которая хорошо известна по пьесе "Милый лжец". Для меня это было сюрпризом. Процентщица в исполнении Кэмпбелл - никакая не старуха, хотя самой актрисе было уже под 70 - а весьма импозантная дама. Хотя и довольно противная. Общий итог - интересное и нешаблонное прочтение романа. При сильном упрощении романа фильм всё равно получился с мыслью. Режиссёр плёнку переводил не зря.

Марк Кириллов: Следующая экранизация "Преступления и наказания" - 1956 год, Франция, режиссёр Жорж Лампен. При том, что среди создателей данной картины аж целых три человека имеют русское происхождение (сам режиссёр плюс Робер Оссейн и Марина Влади), это именно что ФРАНЦУЗСКИЙ фильм. То есть все его персонажи - люди, порождённые французским образом жизни и с психологией типичных французов. Никаких отсылок в фильме нет ни на русскую почву, ни в сторону космополитического подхода (как в фильме Штернберга). Итак, перед нами французский вариант "Преступления и наказания". По Лампену - всего лишь криминальная история, произошедшая на окраине Парижа. Сюжет Достоевского - это да. А вот картинка - скорее от Сименона. Или от Эмиля Золя. Или от Пьера Мак-Орлана. Снята сия картинка Клодом Ренуаром. Что означает - перед нами своеобразный поздний "поэтический реализм". Или - "постпоэтический реализм". Если искать ближайшие аналоги фильму Лампена, то это, безусловно, "Тереза Ракэн" (1953) Марселя Карне. Во всяком случае, некоторые ингредиенты присутствуют - натурализм в виде Эмиля Золя + поэтический реализм от Марселя Карне. Добавим к этому текст Достоевского... Но чтобы было поменьше флёра и более приключенчески, капнем немножко Сименона. Чтобы вызвать ассоциацию с классиком французского детектива, кто нам нужен? Правильно - комиссар Мегрэ! Но чтобы не было слишком уж грубо (да и Сименон может потребовать свою долю за участие своего героя в новом сюжете), мы поменяем ему фамилию на Галле. Но чтобы зритель понимал, что на самом деле это всё-таки Мегрэ, на эту роль нужно позвать... правильно! ... Жана Габена. Надо сказать, что эксперимент по скрещиванию Достоевского со всем вышеперечисленным скорее удался. Лампен не пытался "выращивать клюкву" - он решает посмотреть на всю эту историю с французской точки зрения на французской почве. В итоге - весьма крепко сшитый психологический детектив, за который не стыдно. Теперь поговорим о слагаемых фильма. Про оператора я уже сказал. Клод Ренуар снимать плохо и некрасиво просто не умел. Поэтому его волшебная камера даже парижские трущобы сняла так, что на них не налюбуешься. Большой привет и Марселю Карне с Рене Клером! Лампен как режиссёр тоже особо не мудрил. Когда за тобой школа поэтического реализма (а также личное участие в создании фильмов этого направления - Лампен долгое время был ассистентом Рене Клера), то зачем что-то выдумывать? Зритель всё додумает сам. Благо, его правильно успели воспитать. А чтобы ему было особенно приятно на всё это смотреть, ему на помощь придут прекрасные актёры. Об актёрах хотелось бы поподробнее. Большинство участников фильма либо уже были звёздами или просто знаменитостями, либо вскоре ими стали. Но вот вклад каждого из них был абсолютно разным. На первое место среди актёров фильма я ставлю Бернара Блие (Антуан Монестье - "Лужин + Свидригайлов"). Я видел довольно много работ этого великого (без преувеличения!) актёра, потому имею смелость утверждать - роль Монестье - лучшая работа Блие в кино. Персонаж одновременно вызывает омерзение (Монестье убийца и развратник), но одновременно испытываешь к нему сочувствие. Антуан ставит себе целью исправиться, стать лучше и внешне, и внутренне, преобразиться через любовь к Николь (Улла Якобссон - "Дуня Раскольникова"). Монестье презирают, ненавидят, но он всё принимает и сдерживает себя. Время от времени он срывается, и действует жестоко и расчётливо (выкрадывает у Рене Брюнеля (Робер Оссейн - "Раскольников") часы, похищенные им у процентщицы, а затем пишет анонимку в полицию и занимается шантажом Рене. Но потом сам же возвращает ему часы - без всяких условий. До Монестье доходит очевидное - его не любят и никогда не полюбят, окружающие видят в нём только мешок с деньгами (Монестье - антиквар). А как человек Антуан крайне скучен и неинтересен. Так ради чего жить?.. В принципе, если б в фильме оставили только Монестье, а Брюнеля с его убийством удалили (или задвинули на совсем задний план), то фильм бы мог стать просто шедевром. Номер два - это Жан Габен (комиссар Галле - "Порфирий Петрович", он же комиссар Мегрэ). Тысячу раз были правы французские кинокритики, назвав фильм Лампена "Мегрэ и дело об убийстве ростовщицы". Габен в фильме играет именно Мегрэ. И именно с позиции Мегрэ он ведёт расследование, а потому и легко вычисляет преступника. Впрочем, периодически у габеновского героя иногда проскальзывают "достоевские" нотки, но это (в отличие от классического Порфирия Петровича) не отвращает от него, а делает привлекательнее. Большинство читателей романа Порфирия откровенно ненавидит за его ёрническую и издевательскую манеру общения с Раскольниковым, которого он доводит чуть ли не до сумасшествия (а тот и так уже находится в явном неадеквате после убийства). А комиссару Галле остроумие, напротив, очень даже к лицу. В общем, Блие и Габен возвышаются над остальными актёрами "Преступления и наказания" как вершины Гималаев. Теперь поговорим об остальных актёрах. Следом за двумя гигантами я бы поставил следующую троицу - Лино Вентура, Жак Динам и Мари-Жозе Нат. Все трое играют эпизодических персонажей, причём Динам и Нат даже в титрах не указаны. Но роли они свои сыграли так, что хотелось аплодировать. Лино Вентура (Гюстав, владелец трактира). Его персонаж аналога у Достоевского не имеет. По месту работы его, конечно, можно сопоставить с трактирщиком из романа - крайне несимпатичным хамом - но я бы этого не делал. Гюстав, напртив, человек крайне положительный и добрый, но скрывает свою доброту и участие к людям под маской грубияна. Однако эта маска никого не вводит в заблуждение - жители квартала видят душу Гюстава и платят ему искренностью и уважением. Жак Динам (клиент процентщицы - "Кох"). Впрочем, аналог с Кохом чисто фактурный. Кох из романа - постоянный компаньон старухи, скупающей у неё просроченные заклады. Герой Динама не таков. Не похож он на состоятельного человека или профессионального скупщика краденного. Это, возможно, какой-то мелкий воришка, который пытается показать себя более значительным субъектом, чем он есть на самом деле... Жака Динама у нас в стране знают в первую очередь по роли инспектора Бертрана, верного помощника комиссара Жюва из трилогии Андрэ Юнебеля о Фантомасе. Мари- Жозе Нат (девушка с мороженым). Тоже персонаж, которого нет в романе. Отдалённая аналогия - девочка, которую назначили в будущие жёны Свидригайлову. Но романная девочка - персонаж забитый и жалкий. А героиня Мари-Жозе Нат - это олицетворение юности и радости жизни. Ей хочется играть, танцевать, развлекаться, улыбаться. И почему бы не составить компанию скучному господину (Монестье), который приглашает её в дансинг и угощает мороженым? Роль крохотная, но молодая актриса (это была, кажется, её первая роль в кино) сыграла её здорово и не затерялась на фоне зубров французского кинематографа... Пройдёт совсем немного времени, и Мари-Жозе Нат станет одной из лучших актрис Франции ("Улица Прери" Дени де ля Пательера, "Истина" Анри-Жоржа Клузо, "Супружеская жизнь" Андрэ Кайатта)... В СССР Мари-Жозе Нат узнали благодаря роли Меды в фильме Серджиу Николаэску "Даки". Следующую группу я бы назвал так - "типичные французы". Сюда входят Габи Морлей (мадам Брюнель - "Пульхерия Александровна Раскольникова"), уже упомянутая выше Улла Якобссон, Габриэль Фонтэн (мадам Орвэй - "старуха-процентщица"), Жерар Блен (Жан Фаржо - "Разумихин"), Ролан Лезаффр (маляр - "Николка"). Сыграли они весьма неплохо и добротно, но ничего конкретного сказать про них не могу. Все они изобразили нормальных людей, этаких "типичных представителей" французского народа середины 50-х годов ХХ века. Никакого "достоевского" излома и двойного дна у этих персонажей нет. Да и актёры на эти роли были подобраны в основном исходя из тех типажей, которые сложились у них по другим фильмам (или сложатся)... Габи Морлей во французском послевоенном кино - это французская мама; не случайно едва ли не самая знаковая роль у неё - это мать главного героя из фильма Жана-Поля Ле Шануа "Папа, мама, служанка и я". Габриэль Фонтэн - главная французская "старуха". Актриса исключительного личного обаяния Фонтэн даже в отрицательные роли вносила частичку себя, посему её отрицательные персонажи не выглядели совсем уж "чёрными". Вот и её мадам Орвэй такова. Да, обирает бедняков, выдавая ссуды в весьма заниженном размере, и даже добряк Гюстав не находит для неё хорошего слова. Но всё равно она по-своему привлекательная. Габриэль Фонтэн не имеет ничего общего с монстрами из экранизаций Вине и Штернберга. Тех было не жалко. А мадам Орвэй - наоборот... Жерар Блен после "Преступления и наказания" долго был обречён играть "хороших парней". Видимо, по этой причине его карьеру слишком уж успешной назвать нельзя. На французское кино вот-вот должна была обрушиться "новая волна", а её, как известно, хорошие парни особо не интересовали. Об оставшихся героях поговорим позднее...

Марк Кириллов: Остались трое... Жюльен Каретт (Пьер Марселин - "Мармеладов"). Каретт был одним из символов французского кино и блестяще играл характерные эпизоды, особенно в лентах "поэтического реализма". Лучшая его роль (на мой взгляд) - многодетный папаша Куинквин из фильма Марселя Карне "Врата ночи". В "Преступлении и наказании" Каретт пытается играть своего Марселина-"Мармеладова" в том же ключе, что и у Карне. Но Куинквину сочувствуешь. А Марселин раздражает до невозможности. Каретт страшно переигрывает... То ли он и впрямь не справился с ролью, то ли, напротив, он чрезмерно тщательно выполнял режиссёрское задание изобразить докучливого алкоголика. Марселину не сочувствуешь - это главное. Евгений Лебедев (о его Мармеладове мы поговорим позднее) сыграл трагическую роль. Жюльен Каретт - просто отработал. Робер Оссейн (Рене Брюнель - "Раскольников"). Худшая роль Оссейна в кино. Или я не понял, чего Лампен хотел от исполнителя главной роли. Если изобразить подонка, который убил старуху, чтобы грабануть, то роль не удалась, потому что подонок отчаянно пытается доказать, что он не подонок, хотя и сам в это не верит. Если изобразить запутавшегося в философии молодого интеллектуала, то роль тоже не удалась - Рене, хоть и студент, совершенно лишён воображения и интеллекта, одни понты. И на фоне остальных персонажей фильма он выглядит откровенно чужеродным элементом, мало того - самым плохим человеком. Даже Монестье, казалось бы, откровенный негодяй, и то лучше. Если же Оссейн играл бедного человека, которого до преступления довела нужда, то это тоже мимо, потому что он не работает и не хочет работать... Персонаж невнятен, совершенно. Впрочем, возможно, что это вина режиссёра. В послужном списке Оссейна уйма прекрасных фильмов и запоминающихся персонажей с разным метражом ролей. Достаточно вспомнить, например, "Гром небесный" или сериал про Анжелику (взял первые попавшиеся фильмы по памяти). Марина Влади (Лили Марселин - "Соня"). Нечего сказать. Вообще. Совсем ещё юная Марина и не играла вовсе. Она появлялась в кадре как символ чистоты и непорочности (при своей откровенно порочной профессии), произносила правильный текст, хорошо двигалась в кадре, но совершенно ничего не делала, чтобы хоть как-то показать свою героиню. Нет ни трагизма, ни излома, ни порочности поневоле... Вообще ничего нет! Есть только милая девушка. Причина такого провала? Нет ответа... Разобрав по косточкам актёров из фильма Лампена, я, кажется, догадался, в чём причина такого перекоса в исполнении и переносе акцентов. И, возможно, это даёт ключ к пониманию фильма... Вернёмся непосредственно к роману Достоевского. Роман - произведение откровенно антибуржуазное, и даже больше - антиобщественное. Бывшему революционеру Достоевскому современное ему общество не нравится. И бунт против него он поддерживает, ибо в нормальном (идеальном) мире не должно быть место для лужиных, свидригайловых, кохов, дарий францевн и т.п. Мир нужно изменить! А как? Изменить! Обязательно изменить, но не так, как Родион Романыч - с топором на старушку, а, за компанию, и её сестру (лес рубят - щепки летят). Кровь и трупы - ради счастья человека!.. Нет уж, Фёдору Михайловичу не по пути с такими ниспровергателями. Но тогда получается, что он в одной лодке с реакционерами, консерваторами, всеми этими катковыми, мещерскими, победоносцевыми, которые как раз и допускают и оправдывают неизменность мира! Ситуация, однако... Достоевский не знал, как разрешить эту дилемму. Во всех своих романах он пытается дать ответ на мучающий его вопрос, но ответ выходит только один, и, видимо, он является единственно возможным - индивидуальная перековка КАЖДОГО ЧЕЛОВЕКА! Не массовое перевоспитание через всеобщее уничтожение (сперва всё уничтожим, а потом разберёмся), не принудительное осчастливливание ("Железной рукой загоним человечество к счастью!"), а только "малярно-ювелирная работа над собой". Нет иного пути! Лампен, видимо, подспудно что-то такое уловил. Но в его исполнении глубина идей Достоевского оказалась обуржуазена. Ведь по фильму получается, что самые неприятные персонажи - это Брюнель и Марселин. Оба - бездельники и бездельники принципиальные. Вокруг все трудятся, а они этого не хотят - один пьянствует, толкая дочь на панель, другой убивает... А в это время Жан переводит детективы, Гюстав содержит трактир и помогает беднякам (за исключением Марселина, естественно). Даже Монестье - и тот не лишён духовности и щедрости. А всё почему? А потому что они "дело делают"! А бунтари - что активные, что пассивные, - опасны... И общество надо от них изолировать. Забавно... Получился в итоге этакий социально-охранительный фильм под девизом - "Не высовывайся!". И когда приходишь к такому выводу, всё становится на свои места. Поэтому и Монестье более положительный (согрешил человек и не раз, но он старается работать над собой, помогать людям в меру своих сил, а, поняв тщетность этих попыток, добровольно покидает грешный мир, чтобы не мешать чужому счастью). И потому главный специалист по исправлению ситуации - комиссар Мегрэ (скрывающийся под псевдонимом Галле). Теперь понятно, почему "Кайе дю Синема" разгромила фильм Лампена...

Марк Кириллов: Теперь - "Преступление и наказание" родом из СССР. 1969 год, режиссёр Лев Кулиджанов. В ролях - весь цвет советского кино. Самая каноническая экранизация, местами чуть ли не буква в букву. Снятая прямо на местах действия романа. Однозначный шедевр кинематографа, имевшая и неплохой кассовый успех, и увенчанный Государственной премией. Некоторые критики, правда, тявкали на фильм из своих подворотен, именно что придираясь. Дескать, почему нету эпилога (как будто в других экранизациях он так часто встречался; а в тех, где его всё-таки снимали (как в телесериале Дмитрия Светозарова), так лучше бы, право слово, этого не делали); почему Свидригайлов такой симпатичный (а кто господам критикам нашептал, что Аркадий Иванович должен быть похож на помесь графа Дракулы с Джеком Потрошителем); где чтение Евангелия (как будто писавшие это жили в не СССР и не знали, что делают с фильмами, чрезвычайно много уделявшим места религиозному аспекту с положительным знаком)... И т.п. Лично меня в фильме устраивает практически всё. Скажу даже больше - после последнего просмотра я ещё больше оценил фильм Льва Кулиджанова, и некоторым актёрам (которых ранее не принимал в этом фильме) повысил личную оценку, поняв, наконец, почему они сыграли своих персонажей именно так. Непосредственно по исполнителям. Номер один - Иннокентий Михайлович Смоктуновский (Порфирий Петрович)... Когда я впервые стал смотреть фильм (уже после неоднократного прочтения романа, а также прослушивания его по радио в исполнении Георгия Тараторкина), Порфирий мне представлялся отвратительным и мерзким гаером, садистом-извращенцем, который испытывает сладостную тягу к моральному изуверству... Ничего подобного у Смоктуновского нет. Следователь в его исполнении - человек основательный, спокойный (!), очень умный и крайне сдержанный. Если угодно - это своеобразный Эркюль Пуаро, испытывающий удовольствие от самого процесса расследования. И, одновременно, это ещё и Государственный Чиновник, задача которого - охранять Общество от всяких колебаний и отклонений. Ницшеанские идеи, которые формулирует в своей статье Раскольников, способны вызвать смуту. Зачем? Не надо смут, не надо преступлений на почве идей - такая мысль подспудно появляется у зрителя, слушающего словесные излияния Порфирия. Давайте "упростим выражение" - голодный и нищий студент пошёл на преступление из-за бедности. Вот и всё! И никаких теорий о "необыкновенных людях". Так спокойнее... Выше, вспоминая о фильме Василия Фёдорова "Мёртвый дом", я упомянул о финальном диалоге между Достоевским и Победоносцевым, в котором обер-прокурор Синода вспоминает про Порфирия Петровича (его фразу, обращённую к Раскольникову - "Вы от нас психологически никуда не денетесь"). Пересматривая "Преступление и наказание", я вдруг подумал - а не Победоносцева ли изображает Смоктуновский? Номер два - Ефим Копелян (Свидригайлов). До последнего просмотра я соглашался с критиками, которые упрекали Ефима Захаровича в том, что господин Свидригайлов у него получился уж больно симпатичным. Пересмотрев, подумал - а почему бы и нет? Почему Свидригайлов должен быть монстром? А что если он просто шут, демон-искуситель, Мефистофель? Копелян играет роль легко, без надрыва, очень, как говорится, вкусно. И он именно он в большей степени (в фильме) издевается над Раскольниковым (а не Порфирий, который его, скорее, обучает и постепенно подталкивает в "правильную" сторону). Ухмылка, усмешка, ирония - вот оружие Свидригайлова. И именно такая мягкая, кошачья работа, больше выбивает из под ног почву у несостоявшегося Наполеона, а не угрозы и издевательства Порфирия. И именно самоубийство Свидригайлова, казалось бы, абсолютно непробиваемого и самоуверенного злодея, подталкивает Раскольникова к признанию. Остальные актёры сыграли ровно, но на очень высоком уровне. Даже трудно кого-то выделить. Про каждого в отдельности можно исследование писать... Но отдельно отмечу Татьяну Бедову (Соня). Долгое время я её не принимал, считая, что Софья Семёновна в её исполнении чересчур жалкий персонаж. После последнего просмотра понял - в этом фильме другой она и быть не могла! В ТАКОМ Петербурге, в котором происходит действие фильма, в этой среде она и не могла быть другой. Она - часть мира петербургских трущоб, в котором совершенно невозможна не ангелоподобная Соня Мэриан Маш (из фильма Штернберга), не "то ли девушка, а то ли видение" Марина Влади (из фильма Лампена). Конечно, было бы интереснее увидеть Соню в облике Инны Гулая или Натальи Богуновой. Но - не сложилось, что делать... Сыграла Татьяна Бедова и сыграла хорошо. Про фильм Кулиджанова можно писать много, но я пока остановлюсь. Потом, может быть, вернусь к нему, если в контексте разбора следующих экранизаций романа возникнет такая необходимость.

Марк Кириллов: Следующая экранизация - финская. "Преступление и наказание" 1984 года рождения, режиссёр Аки Каурисмяки. Сразу скажу - не являюсь поклонником творчества Каурисмяки. Отдаю должное его незаурядности, таланту, месту в мировом кинопроцессе. Но - не принимаю. В масштабах Финляндии - Каурисмяки, однозначно, король. И нескоро кто-то сможет его с этого трона подвинуть. Но с точки зрения Истории Кино, этот режиссёр просто оказался в роли "И.О. киноклассика" (об этом говорилось в теме, посвящённой атхаузному кино). Когда гиганты прошлых лет либо оставили наш грешный мир, либо отошли в тень (или их туда "задвинули"), либо просто прекратили активную работу в кино, срочно потребовались фигуры, которые нужно было поставить на освободившиеся места. Негоже жить без живых классиков! И потащили кинокритики на киноолимп тех, кого удалось наскрести по сусекам... Но мы немного отвлеклись... Конечно, Каурисмяки - не Роберт Вине, и не Джозеф фон Штернберг. Но в киноязыке он разбирается, работает на совесть. А то, что кинотусовка его решила объявить Великим Режиссёром - разве он сам в этом виноват? "Преступление и наказание" - первая полнометражная работа финского режиссёра. И (возможно!) его лучшая работа. То ли начинающий режиссёр выложился без остатка в своём дебюте (такое бывает, и очень часто), то ли помогло волшебное имя Достоевского - неизвестно. Но получился весьма любопытный фильм. Действие романа перенесено в современность. "Раскольников" (Анти Рахикайнен) убивает какого-то буржуя, за год до того задавившего невесту "Раскольникова". На месте преступления его засекает Ева (Соня + Лизавета + Дуня). Но Анти не убивает свидетельницу, а отпускает с миром... Собственно, дальше сюжет более-менее соответствует роману - с поправкой на реалии 80-х годов ХХ века, разумеется. "Порфирий Петрович" здесь имеет напарника - некий аналог Замётова... Что ещё? Как и в фильме Лампена, Лужин и Свидригайлов соединены в один персонаж - владельца магазина, где работает Ева. А поскольку Ева - это немножко Дуня, то он, естественно, активно её домогается. Как и в романе (если персонаж - немножечко Свидригайлов), он гибнет. Но не из-за желания освободить мир от такого мерзавца путём самобийства, а от банального ДТП. В чём идея фильма? Я понял фильм так - измельчал человек современный. Нет у него никаких высоких страстей, чувств, идей. Только поза и понты. В снятом почти одновременно с "Преступлением и наказанием" фильме Владимира Аленикова "Каникулы Петрова и Васечкина" главный герой распевал песню, в которой это новое поветрие было высказано достаточно лаконично и ёмко: Не важно быть - сумей прослыть! Не беда! Не важно быть - сумей прослыть, И тогда Повсюду ждёт тебя почёт, А забот Никаких и никогда! Возможно, Анти действительно любил свою невесту, что решил отомстить за её смерть. Но в момент преступления этого совсем не чувствуешь. Или у него всё выжгло внутри, и он стал пустым и равнодушным из-за этого? Не похоже. Скорее всего, убийство буржуя - это, своего рода, маленькая революция. Задавил? Задавил. Суд оправдал? Да. Почему? Потому что буржуй! А как надо поступать с буржуями? Вот так - бах, и нет его. Устроили ему локальный Конец Света. Похоже, что теоретическую подкладку под убийство Анти уже после придумал, а в сам момент преступления он ни о чём подобном и не думал. Не хочется быть банальным убийцей - хочется быть "бунтовщиком с причиной". Но никто его не понимает. И в первую очередь Ева, которая покрывает его перед полицией. Почему? Потому что любит? Нет. Потому что её жизнь очень скучная - скучная работа, скучные домогательства хозяина, скучные полицейские... Надо что-то придумать. Почему бы не стать Героиней? Этакой "женой декабриста". Или финской Сольвейг. Вот это действительно оригинально! Фильм кончается так же, как и роман Достоевского - Анти приходит и доносит на себя в участок. После чего "Порфирий" и "Замётов" дружно отводят душу, зверски избивая преступника - мол, мы столько сил на тебя, гада, потратили, столько нервов, пока тебя пытались поймать! Кстати, оба полицейских - весьма заурядные "менты", честно и тупо выполняющие свою работу. Никакой философии, никаких понятий о справедливости и долге. Просто работа такая, ничего личного... Чем-то "Преступление и наказание" Каурисмяки напомнило мне другой фильм, снятый 20 годами раньше во Франции Клодом Шабролем - "Офелия". В том фильме главный герой, Иван, начитавшись "Гамлета" и посмотрев экранизацию Лоуренса Оливье, вообразил себя Принцем Датским и спроецировал литературный сюжет на свою жизнь, благо ситуация в его семье была очень похожа на шекспировскую - отец рано умер, а его мать тут же вышла замуж за брата мужа... Кончилось это "реалити-шоу", как вы понимаете, очень плохо... А почему Ивану пришли в голову такие мысли? Да от скуки! Буржуазная действительность уж больно глупа и скучна, нет вокруг "настоящих людей" - одни только крысы, мыши да насекомые. Ну и что, что они похожи на людей? Всё равно они не люди!.. В фильме Каурисмяки есть сцена, когда Анти большим ножом убивает осу (режет её пополам), причём убийство осы показано более жутко, чем убийство буржуя,. Ну, или почти так же. Что же, Каурисмяки продолжает идеи Шаброля, ненавидевшего буржуазию до зубовного скрежета? Вряд ли. Шаброль издевается над "правящим классом" и презирает его. Каурисмяки же... Он, скорее, констатирует - вот так мы живём. Скучно, однообразно, безыдейно. А когда начинаем подбирать идеи, то ерунда получается! Приоритет формы над содержанием. Говорим правильно, а в душе ничего нет. Пытаемся других уверить, а сами не верим. Нисколечко... В общем, вывод получается, как у классика - "И скучно, и грустно, и некому руку подать". Оригинальная трактовка романа Достоевского. И фильм неплохой. Но вряд ли его захочется пересматривать.

Марк Кириллов: Отсчитаем 14 лет вперёд от даты выхода на экран фильма Каурисмяки, и перед нами следующая экранизация "Преступления и наказания", снятая в США режиссёром Джозефом Сарджентом. Чем она любопытна? Первое и главное, что бросается в глаза при просмотре - это нарочитый реализм на грани натурализма и чернухи. Никакого поэтического реализма, никакого магического и мистического Петербурга - кругом грязь, вонь, нищета, болезни, голод, холод... Тут поневоле озвереешь и начнёшь на людей с топором кидаться. Но таки нет - Родион Романыч здесь не псих и не жертва обстоятельств. Он - революционер-анархист, участник антиправительственной демонстрации. Так что убийство Алёны Ивановны для него - это революционный акт, типа покушения на царя. Оно, кстати сказать, показано в фильме, но почему-то перенесено на 10 лет назад (в 1856 год). Ну, что с этим сделаешь - в Штатах история с географией всегда были нелюбимыми предметами кинематографистов. После начального "революционного этюда" начинается более-менее соответствующий пересказ романа. Актёры играют неплохо - в рамках заданной программы, естественно. А программа, как я уже говорил - это чернушный реализм. И этим всё объясняется - мол, если люди живут, как скоты, естественно, что они и ведут себя по-скотски. Не новая идея, но не Достоевского - тот в том же самом романе вкладывает в уста Разумихина монолог об осуждении социалистов за то, что те ставят во главу угла постулат "среда заела", и, мол, если все будут хорошо жить в бытовом смысле, то сразу станут хорошими и правильными... Но, в принципе, почему бы прочитать роман в духе Дэвида Лоуренса или Эмиля Золя? Сверял же Жорж Лампен Достоевского с Сименоном. И ничего, очень даже оригинально вышло. По актёрам. На первое место в личном рейтинге ставлю Жюли Дельпи (Соня). С точки зрения реализма и актёрского мастерства - это, наверное, лучшая Соня из тех, что мне довелось видеть и рассматривать в данной теме. У Вине, фон Штернберга и Лампена все Сони были красивы и ангелоподобны, и ни разу не походили на проституток (так и слышу голос Константина Сергеевича Станиславского - "Не верю!!!"). Татьяна Бедова - тоже ангел, но ангел, которому оборвали крылья. А вот Жюли Дельпи... Ей веришь. Она одновременно вызывающе чувственна, и в то же время душевно невинна. Как это у неё получилось - без понятия. Вообще Дельпи - не самая моя любимая актриса, потому что, обладая несомненным актёрским даром, много снималась во всякой ерунде. А здесь - 100%-е попадание в образ. Далее - Бен Кингсли в роли Порфирия. Хорошо и профессионально сыгранная роль. Что неудивительно для такого мастера, как Кингсли. Он бы мог сыграть любого Порфирия - от монстра до шута. Но, не забудем, что жанр фильма - натуралистический очерк. Поэтому здесь следователь - просто хороший полицейский. Без двойного дна, без философии. Интеллигент на службе у режима. Зачем ему кривляться и измываться над студентом? Порфирий Кингсли абсолютно спокоен и ему не нужны никакие уловки. Раскольникова он давно раскусил, и просто слегка его подгоняет - ну, мол, давай, милок, сдавайся уже побыстрее, раньше сядешь - раньше выйдешь. Патрик Демпси - Раскольников. Крепкая ученическая работа. Всё как по писанному. Даже скучно. Не вызывает он никаких чувств. Ну, да, интересно за ним наблюдать, но никаких глубин тут нет и не предвиделось. Зачем? Всё же просто - "среда заела". А Наполеон? Ну, это так, разминка для ума, к реальности никакого отношения не имеющая. Про остальных актёров сказать нечего - все старались, играли, текст произносили, но ничего оригинального с экрана не донесли. Если б не Жюли Дельпи и Бен Кингсли, а также оригинальное прочтение Достоевского через призму Золя и Лоуренса, то фильм Сарджента я бы оценил как "посредственно". Но, с учётом приведённых факторов, решил всё же поднять до "хорошо с большими оговорками". Ведь и вправду фильм было интересно смотреть.



полная версия страницы