Форум » Музыка Эннио Морриконе » Эннио Морриконе получит почетный "ОСКАР" » Ответить

Эннио Морриконе получит почетный "ОСКАР"

eda-88: Ну надо же,наконец-то янки признали МОРРИКОНЕ: Почетного "Оскара" вручат Энио Морриконе Почетного "Оскара" в 2007 году за вклад в развитие кинематографа будет удостоен итальянский композитор Энио Морриконе, передает агентство France Presse. Как пояснили в оргкомитете премии, он получит награду за "великолепные и многогранные" открытия в искусстве музыки кино. Ближайшая церемония вручения "Оскаров" пройдет 25 февраля 2007 года. За 45-летнюю карьеру Морриконе написал музыку к более чем 300 фильмов. Он уже пять раз номинировался на премии "Оскар" как лучший композитор за фильмы "Дни жатвы" (Days of Heaven, 1978), "Миссия" (The Mission, 1986), "Неприкасаемые" (The Untouchables, 1987), "Багси" (Bugsy, 1991) и "Малена" (Malena, 2000).

Ответов - 16

Lacenaire: Сейчас и на телефонах зазвучала мелодия из часиков полковника Мортимера из ННДБ. Каждый день обязательно встречаю как минимум одного человека с этой мелодией.

Долматов: что самое интересное- в сообщении об этом почётном Оскаре прозвучал и тот факт, что Морриконе написал музыку к фильму "Ленинград" Дж. Торнаторе, который якобы выйдет в 2008 году. Надо понимать-тот самый?

админ: Долматов пишет: что самое интересное- в сообщении об этом почётном Оскаре прозвучал и тот факт, что Морриконе написал музыку к фильму "Ленинград" Дж. Торнаторе, который якобы выйдет в 2008 году. Надо понимать-тот самый? При всем уважении Торнаторе, в 2008-м будет еще один неприятный повод для многих "попинать" память Леоне. Потому что в данном случае, можно заранее сказать, что фильм не получится, в силу огромного множества причин... (не факт еще получился бы он у Леоне - не факт). Но то, что не получиться у Торнаторе - уверен. Ибо - единственное достоинство, которого то что он сын - Лучиано Винценцони... Да и то что Торнатроре - автор нескольких, в общем неплохих фильмов. Ремесленник, в наше время при отсутствии гениев, авансом записанный в - таланты...

eda-88: Lacenaire пишет: Сейчас и на телефонах зазвучала мелодия из часиков полковника Мортимера из ННДБ. Каждый день обязательно встречаю как минимум одного человека с этой мелодией. Да щас че-то у всех она в каком-то переделанном виде. CARILLON (она же musical pocket ...)админ пишет: Да и то что Торнатроре - автор нескольких, в общем неплохих фильмов. Ремесленник, в наше время при отсутствии гениев, авансом записанный в - таланты Во всех -его фильмах (кроме 1-го) музыка-МОРРИКОНЕ,и музыка гениальная(Легенда 1900,Малена) Недавно порылся в сети,нашел како-то альбом "ОВА": вот здесь-все альбомы здесь и нашел какие-то новые темы: 1. Once upon a time in America (02:11) 2. Poverty (03:37) 3. Deborahґs theme (04:24) vocal Edda DellґOrso 4. Childhood memories (03:22) 5. Amapola (05:21) La Calle/Gamse 6. Friends (01:34) 7. Prohibition dirge (04:20) 8. Cockeyeґs song (04:20) vocal Edda DellґOrso 9. Amapola, Part II. (03:07) 10. Childhood poverty (01:41) 11. Photographic memories (01:00) 12. Friends (01:23) 13. Friendship & love (04:14) vocal Edda DellґOrso 14. Speakeasy (02:21) 15. Deborahґs theme - Amapola (06:13) 16. Suite (13:32) previously unreleased, special edition track 17. Poverty (temporaly version) (03:26) previously unreleased, special edition track 18. Unused theme (04:46) previously unreleased, special edition track 19. Unused theme (version 2) (03:38) previously unreleased, special edition track -эти

eda-88: К сожаленью у меня не ловит Российский ОРТ,пришлось смотреть по какому-то по-моему турецкому каналу записывать и смотреть NTV(так называется). Только недавно посмотрел и записал ,как получил премию маэстро Эннио Морриконе. На сцену сначала вышел Клинт Иствуд,естественно под музыку из “Хорошего,плохого,злого”,сказал несколько слов об Эннио,даже пошутил,но я не понял,о чем речь(ЕСЛИ КТО СМОТРЕЛ ИЛИ ЗАПИСЫВАЛ ПО ОРТ,или знает где достать Российскую версию-может подскажите).Потом начались нарезки и кадры из его многих фильмов,в т.ч.,под фильмы,которые когда-то номинировались на ОСКАР за его музыку:Дни жатвы,Миссия,Неприкасаемые,Багси,Малена,также из вестернов,из “Следствие закончено-забудьте” и многих других.Маэстро чуть ли не плакал,сидя рядом с женой,сыном Андреа.Потом знаменитая Селин Дион отдаст дань уважения итальянскому композитору Эннио Морриконе, который получит "Оскар" за вклад в развитие кино. Дион споет песню "I Knew I Loved You", которую Морриконе написал в 1977 году для фильма Серджио Леоне "Однажды в Америке". На самом деле-это песня,песня на музыку Deboras Theme(думаю,кроме меня-все ,хотя бы эту мелодию знают). И наконец вышел получать премию сам Маэстро,очень благодарный и эмоциональный.Клинт Иствуд вручил ему премию и переводил с итальянского.Морриконе выглядел просто ,даже не знаю,как сказать-эмоционально,с трудом произносил фразы,с паузами.Но все ,собравшиеся в зале понимали и конечно встали.Выкрикивали свисты уважения и поддержки. Он говорил,что благодарит академию,свою жену,всех артистов………Это было что-то. В общем,как мог-рассказал,может,кто видел по ОРТ,расскажет,о чем говорил Иствуд,и Морриконе . Вот так.

Spiker: eda-88 Я записал Оскар с 1+1.Если надо то сегодня-завтра запишу полную речь в тексте. Вообще в этот раз Оскар был запредельный - мне очень понравился.Вообще все класно.В первую очередь это что Морриконе + Скорсезе+Отступники получили Оскар.

админ: eda-88 пишет: За 45-летнюю карьеру Морриконе написал музыку к более чем 300 фильмов. Он уже пять раз номинировался на премии "Оскар" как лучший композитор за фильмы "Дни жатвы" (Days of Heaven, 1978), "Миссия" (The Mission, 1986), "Неприкасаемые" (The Untouchables, 1987), "Багси" (Bugsy, 1991) и "Малена" (Malena, 2000). Самое удивидельное, что все выше приведенные фильмы, довольно средненькая. А уж мелодии к ним, далеко не не шедевры, Морриконе... Вот если бы ему за "ОвА" или "...динамита" дали ОСКАРА - я бы к этой церемонии еще питал, хоть какое-то уважение.

eda-88: Spiker пишет: eda-88 Я записал Оскар с 1+1.Если надо то сегодня-завтра запишу полную речь в тексте. Вообще в этот раз Оскар был запредельный - мне очень понравился.Вообще все класно.В первую очередь это что Морриконе + Скорсезе+Отступники получили Оскар. Spiker-буду очень благодарен.Если напишите речь Иствуда,и Морриконе,хотя бы.А так,я бы хотел конечно найцти эту церемонию на русском,а то у меня она полностью,но на английском-турецком.Да,я рад за Скорсезе,Иствуд думаю-не обидится. админ пишет: Самое удивидельное, что все выше приведенные фильмы, довольно средненькая. А уж мелодии к ним, далеко не не шедевры, Морриконе... Вот если бы ему за "ОвА" или "...динамита" дали ОСКАРА - я бы к этой церемонии еще питал, хоть какое-то уважение. Да,я согласен,во многих других-музыка мне нравится больше.Из них,больше всего-в МАЛЕНЕ нравится,а вот Дни жатвы-так и не видел,и не слышал музыку.

eda-88: eda-88 пишет: думаю,кроме меня-все ,хотя бы эту мелодию знают я случайно здесь так написал,на этом Форуме мы конечно все знаем эту музыку,просто я это сообщение отправил еще на пару форумов,где обсуждается не вестерны,поэтому так написал. Все пересматриваю и пересматриваю эту запись,прямо хочется обнять маэстро. И помимо жены Марии,сына Андреа,рядом с Морриконе,на почетном самом верху сидел также знаменитый чернокожий музыкант-композитор КУИНСИ ДЖОНС(например отличная мзыка у него к “Золоту Маккены”).-он тоже ьольшой друг Маэстро. Я все пересматриваю,и больше понимаю,о чем говорил Иствуд и Морриконе. В частности Иствуд напомнил,что Морриконе писал к фильмам “Город радости”, “На линии огня”, “Рыжая Соня”……….помимо номинированных. на oscar.com ожно много найти,но если кто хорошо ориентируется на английском. Добавлю,лучшим иностранным фильмом стал немецкий “Чужая земля”,а вот,незадолго до вручения,когда Катрин Денев с Кеном Ватанабе вышли и нам показывали нарезки старых ОСКАРоносных иностранных фильмов,фоном была музыка Маэстро Морриконе,из “Легенды о пианисте”,просто вдруг,кто-смортел,не знает что это за музыка,так вот-оттуда.Она звучала и на Arena Concerto. Но все же,выходил за премией маэстро под MALENA(так и называется тема-главная тема фильма,под которую он вышел). Вот по этой ссылке-можете увидеть незадолгое интервью на ЕвроНьюз http://euronews.net/index.php?page=cinema&...=407713&lng=10# Админ,Я Вам на sartrana@mail.ru посылал неск-ко треков Морриконе,они дошли или нет? Если да,то какая больше всех запомнилась? Ответа пока не было. Сборка всяких Интервью Морриконе Автор: Алексей Мунипов Сайт: Известия Статья: Пазолини постеснялся показывать мне свой фильм - Сколько все-таки точно саундтреков вы сочинили? В одних энциклопедиях называют цифру 400, в других - более 500. - Точную цифру я вам тоже не назову. Но второй вариант ближе к истине: чуть меньше 500. - Бывали ли среди них откровенные неудачи? Вот, говорят, вам не понравились 120 дней Содома(75 Пазолини и собственная музыка к нему. - На самом деле там произошла вот какая история. Пазолини не захотел показать мне свой фильм - то ли устыдился, то ли постеснялся. Только попросил написать одно довольно сложное сочинение для фортепиано. Оказалось, что в фильме эту музыку играет женщина, которая потом бросается из окна. Кроме нее, там есть эстрадные песни тех лет, в том числе и мои, некоторые из них не очень хорошо оркестрованы. Что тут скажешь... Я остался недоволен, но просьбу Пазолини все-таки выполнил. - Все-таки удивительно, что ни один из ваших знаменитых саундтреков так и не получил Оскара. Вас это задевает? - Для меня это никогда не было проблемой. Знаете, недавно опубликовали список всех тех, кто, как и я, не получил ни одного Оскара. Среди них есть, к примеру, Орсон Уэллс - великий кинорежиссер, один из самых знаменитых в XX веке. Так что, выходит, я в хорошей компании. - Как получилось, что вы так близко сошлись именно с Серджио Леоне? - С Серджио меня объединила настоящая, очень сильная дружба. Мы очень доверяли друг другу, наши семьи дружили, мои дети дружили с его детьми. Впрочем, если говорить о работе, нас прежде всего объединял профессиональный подход к делу. - С кем, кроме Леоне, вам было особенно приятно работать? - Я бы назвал Джилло Понтекорво, Джулиано Монталдо, Джузеппе Торнаторе. С ними было интересно. Главное - мы мыслили одинаково и мировоззрение у нас было схожим. - Что вы думаете о собственном влиянии на рок-н-ролл и поп-музыку? В числе артистов, на которых вы повлияли, часто называют Джона Барри, The Ventures, The Shadows и добрую половину лаунж-исполнителей 90-х. - Я полагаю... что им понравился контраст между простотой мелодического и гармоничного начала моей музыки и сложностью оркестровки. - Жутко интересно, как вы относитесь к современным интерпретациям ваших работ. Вам понравился альбом-посвящение Джона Зорна The Big Gundown? А сборник ремиксов Morricone rmx? - Лично я считаю все переработки такого рода просто коммерческими проектами. Они эксплуатируют любимые и узнаваемые публикой мелодии, больше ничего. Но в общем-то я ничего не имею против такого рода ремиксов. Главное, чтобы там не было халтуры. Непрофессионалов я не люблю. Любая работа, неважно, электроника это или что-то еще, должна быть выполнена качественно. - Специфика работы кинокомпозитора за последнее время как-то изменилась? - Для меня не изменилось решительно ничего. Вот уже много лет я действую по одному и тому же плану. Перед тем как начать сочинять, читаю сценарий, долго разговариваю с режиссером, присматриваюсь, потом выдаю ему какие-то свои соображения. При этом, чем меньше режиссер высказывает пожеланий, тем лучше. Конечно, это не значит, что я пишу музыку без его согласия. Все-таки это его фильм, а не мой. - Есть ли киножанры, для которых вам особенно комфортно и легко сочинять? - Я писал музыку для самых разных фильмов. Триллеры, фильмы ужасов, мелодрамы... Любимых жанров нет. И чем чаще они меняются, тем лучше - в одном и том же жанре работать неинтересно. - Что вы сыграете в Кремле? - Могу лишь сказать, что это будет особенная программа, я подбирал ее специально для русской аудитории. Приложу все усилия, чтобы вы этот концерт запомнили надолго Вас знают как автора нескольких эталонных тем - прежде всего из фильмов Серджо Леоне. Не хотелось ли вам когда-либо избавиться от имиджа автора той музыки? - Нет, никогда. Во всяком случае, это меня абсолютно не задевает. - А какие свои работы вы вообще считаете самыми важными? Есть любимые? - На этот вопрос я вам отвечу так: каждое мое сочинение для меня как родной сын, все они мной одинаково любимы! - Работа с каким режиссером запомнилась вам больше всего и почему? - С некоторыми режиссерами было очень интересно работать. Могу, к примеру, назвать таких, как Джилло Понтекорво, Джулиано Монтальдо, Джузеппе Торнаторе. Нас связывало многое: схожесть мыслей, мировоззрения и отношения к творчеству. - А чем вас удивила (если удивила) работа с российскими партнерами в фильме 72 метра? - Владимир Хотиненко покорил меня своей доброжелательностью по отношению ко мне. Когда мы приступили к работе, между нами возникло полное взаимопонимание насчет музыки, которую предполагалось использовать в фильме, и тех эмоций, которые музыка должна передать. Полная гармония между режиссером и композитором: Хотиненко принял мои предложения, а я - его. Больше всего мне в 72 метрах понравился оптимистический финал. В нем звучит надежда, что подводники, оставшиеся в морских глубинах, все-таки смогут найти спасение, что тот единственный вынырнувший на поверхность подводник, с трудом идущий по земле, похожей на чужую планету, сможет их спасти. А еще я очень оценил умение режиссера разрядить трагическую атмосферу, добавив в ту или иную сцену легкий юмор. - Что вы думаете об использовании вашей музыки Квентином Тарантино в Убить Билла? - Я не видел этого фильма, и мне трудно ответить на ваш вопрос. - Всегда ли вы пишете музыку, уже посмотрев фильм? Бывает ли, что к вам обращаются на начальной стадии проекта и вы пишете музыку к фильму одновременно со съемками? - Перед тем как сочинять музыку, я довольно долго беседую с режиссером. На этом этапе моя главная задача - понять его мысли, его идеи. После чего я выражаю ему свое мнение и впечатления. Должен сказать, что чем меньше требований выдвигает режиссер на начальном этапе, тем лучше. Это не значит, что я пишу музыку без его согласия или вопреки его мнению. Перед тем как ее записывать, я должен добиться от режиссера абсолютного одобрения. Ведь автор фильма - он, а не я! - Считаете ли вы, что киномузыка - особый вид музыки? - Киномузыка - особый жанр. Вне жанров и стилей существует только то, что я называю Абсолютной музыкой - той, что переходит через границы времени и пространства. - И какие направления этой Абсолютной музыки повлияли на вас больше всего? - Тот, кто учился музыке серьезно, не может не чувствовать на своих плечах груз всего, что было сделано в этой области до него. Прошлое со временем приобретает самостоятельную и законченную форму… Среди композиторов, которых я особенно люблю и почитаю и чьи мотивы иногда можно услышать в моей музыке, - Монтеверди, Палестрина, Бах, Стравинский, Луиджи Ноно, Веберн, Шенберг. - А как вы относитесь к современной электронной музыке, в том числе танцевальной? - Электронная музыка - тоже особый вид музыки, скажем так... Я считаю, что если существует профессиональный подход, то любые искания законны. - Боитесь ли вы самоповторов? - Самоповторов я не боюсь. Я приступаю к каждому фильму с большим уважением к проекту и прежде всего к его автору. Стараюсь уловить и выразить суть, настроение фильма, что в итоге выливается в музыкальное оформление - каждый раз другое, новое. - Вы не считаете, что количество работ неминуемо ведет к снижению художественного качества? Или здесь нет взаимосвязи? - Если ты профессионально относишься к своей работе, то между качеством и количеством взаимосвязи нет. Иногда и малое количество не исключает низкого качества. - Кого среди современных кинокомпозиторов вы считаете своими наследниками? - Сложно назвать кого-то конкретного... - Мешает ли известность работе? - Известность - это подтверждение ценности твоего труда . Это ответ публики на то, что ты делаешь. А такой ответ может только радовать и уж точно никак не мешать. Маэстро Морриконе все-таки получит "Оскара" 16:56 // 15 февраля 2007 Эннио Морикконе: в музыке нужно всегда экспериментировать Если хотите вывести Эннио Морикконе (Ennio Morricone) из себя, заговорите о так называемых "спагетти-вестернах". Итальянский композитор совместно с другом-одноклассником Серджио Леоне является основоположником жанра. При восприятии фильмов "За пригоршню долларов" или "Хороший, плохой, злой", уже давно ставших классикой кинематографа, музыка Моррикконе не менее важна, чем режиссура Леоне. И тем не менее у Морикконе упоминание о "спагетти-вестернах" вызывает несварение желудка (в артистическом понимании, конечно). "Это смирительная рубашка, - восклицает темпераментный итальянец. - Я просто не понимаю, как после всех фильмов, в которых я работал, люди все равно думают о них. Они застряли в прошлом, в том, что было 38 лет назад". "Моя работа для вестернов составляет 7.5% или 8% всего, что я написал", - говорит 78-летний маэстро, на счету которого около 400 картин и сериалов. Морикконе работал почти во всех жанрах: от фильмов ужасов до комедий, и с режиссерами из разных стран. Его саундтреки к некоторым картинам намного известнее самих фильмов. Темы к "Однажды в Америке", "Профессионалу", "Миссии", "Неприкасаемым" и другим фильмам давно зажили своей собственной жизнью. За плодотворную карьеру композитор пять раз выдвигался на "Оскар", но не получил ни одного. Европа была к нему милосерднее. И вот в 2007 г. он наконец получит почетный "Оскар" за творческий вклад в развитие кинематографа. Многие кинокритики и поклонники Морикконе считают, что "жрецы" киноакадемии запоздали как минимум на десятилетие. Но уроженец Рима смотрит на весь ажиотаж спокойно. "Я доволен, что получу в Лос-Анджелесе еще одну награду, - говорит он, - но я ничего такого не ожидал. Удивительно, но они до сих пор меня помнят..." Фирменный почерк композитора - смешение классических инструментов с более экзотическими, к примеру с окариной или варганом. Морикконе утверждает, что всегда пытался экспериментировать с разнообразием звуков. "Музыку нужно создавать с различными звуками и тембрами. Звуки жизни, уличные шумы и звуки животных - все это часть моей музыкальной подготовки и все это я хотел применить в кинематографе". Не смотря на давнюю дружбу с Леоне, у маэстро нет ни любимого режиссера, ни фильма. Но об одном он жалеет: что не удалось поработать со Стенли Кубриком. У них намечался совместный проект, но режиссер жил в США и ненавидел летать. А Морикконе был в Риме. Потом Кубрик переговорил с Леоне, и тот заверил его, что Морикконе слишком занят с ним. И кубрик поверил и больше не беспокоил композитора... Не смотря на международную славу, Морикконе всегда хранил верность своему родному городу, хотя его заманивали и в Голливуд. "Моя семья, все мои друзья, а также многие режиссеры, любящие меня и ценящие мою работу, живут здесь, - говори он. - Рим - это мой дом". Селин Дион споет на церемонии вручения "Оскара"Песня Селин Дион не номинирована на "Оскар", тем не менее, её участие будет одной из главных фишек церемонии, которая пройдет 25 февраля. Певица отдаст дань уважения итальянскому композитору Эннио Морриконе, который получит "Оскар" за вклад в развитие кино. Дион споет песню "I Knew I Loved You", которую Морриконе написал в 1984 году для фильма Серджио Леоне "Однажды в Америке". 78-летний композитор написал музыку более чем к 300 фильмам. Он пять раз номинировался на приз "Оскар" как лучший композитор, но так и ни разу не выиграл На сцену под пронзительную музыку Эннио Морриконе вышел сам композитор (автор музыки к 500 фильмам таких режиссеров, как Серджо Леоне, Брайан ди Пальма, Пазолини...). - Синьоры! Сегодня прекрасный праздник. Это и мой праздник. У меня нет слов. Я боюсь холодов, боюсь летать самолетами, у меня в Риме срочная работа, но я все бросил и прилетел к вам... И из рук Эннио Морриконе создатели "Ночного дозора" получили "Орла" за лучшую работу звукорежиссера. Фильм о Спасителе ("Страсти Христовы") признан лучшим зарубежным фильмом в российском прокате, а лучшим игровым фильмом - "72 метра" (режиссер - Владимир Хотиненко). Музыку к фильму "72 метра" написал Эннио Морриконе. Она и названа лучшей. - Меня пригласил Хотиненко, чтобы я написал музыку к его фильму. Музыка, рассказывающая о трагедии подлодки, должна быть многоплановая,- сказал Морриконе. - Я помню, как мы следили за тем, что происходило с подлодкой. Музыка звучит героическая, потому что эти люди - герои. Многие в зале ждали, что победителем станет фильм "Свои", который лидировал в 10 номинациях. Но, видимо, учли, что фильм Д. Месхиева получил награду на Московском кинофестивале, откомментировал кинокритик Кирилл Разлогов... Интервью с Эннио Морриконе, посвященное сборнику ремиксов на его музыку, выпущенного мюнхенским лэйблом Compost Records. Эннио Морриконе, не в первый раз ваши произведения используются в качестве основы, вдохновения и "краеугольного камня" молодыми музыкантами. Что вы испытываете, когда ваша музыка разбирается, сэмплируется и ремикшируется? Морриконе: Некоторые делают с моей музыкой что-то интересное. По-новому и интересно. В других случаях я не испытываю особого энтузиазма по этому поводу. Но все ремиксы, выпущенные на Compost Records, были лично одобрены мною. Что Вы думаете о созидательной ценност и ремиксов? Морриконе: Здесь могут быть различия. Но сама идея интерпретации чего-то старого по-новому отнюдь не нова. Вы интересуетесь рэп-музыкой и даже использовали ее в своих недавних саундтреках. Насколько вы разбираетесь в драм-н-бэйсе? Морриконе: Как кино-композитор я должен хорошо разбираться и использовать новые направления. Что касается драм-н-бэйса, я, бывает, слушаю его, когда мне присылают такую музыку. Что Вы чувствуете, когда люди танцуют под Вашу музыку? Морриконе: Ну, люди любят танцевать. С этим ничего не поделаешь. Им нравится ритм, они двигаются в бит. А Вы бы присоединились к ним? Морриконе: Я? Никогда. Сегодня Вас ценят не только как поп-икону, но и как автора классической концертной музыки. А о чем Эннио Морриконе мечтал, когда он был маленьким мальчиком? Морриконе: Я всегда мечтал стать классическим композитором. Мне никогда не приходило в голову, что я могу стать создателем киномузыки. Я создал свое первое произведение, когда мне было 6 лет. Музыка всегда была частью нашей семьи, мой отец был трубачом и играл все от оперы до джаза. А вы никогда не хотели стать, например, пожарником, как остальные мальчишки? Морриконе: (смеется) Нет. А ковбоем? Морриконе: Нет, и ковбоем тоже стать не хотел. Кстати, в связи с этим существует некое ошибочное представление. Процент музыки, которую я написал для вестернов, составляет всего лишь 8,5 процентов моего творчества. Тем не менее, все ассоциируют меня именно с этими фильмами. Даже если брать только мои саундтреки, то процент музыки к вестернам среди них очень невелик. А я еще создавал концертную музыку. Только не поймите меня неправильно, я горжусь тем, что создавал фильмы вместе с Серджио Леоне. Почему Серджио Леоне стал таким важным человеком в Вашей жизни? Морриконе: Серджио Леоне, с которым я ходил вместе в школу, не только основная личность в кино-музыке. Он позволил музыке занять в своих картинах такое место, что она идеально подходила к персонажам фильмов, и это позволило совместить язык музыки и язык образов. И он доверял мне, когда я был убежден, что в некоторых сценах будет лучше полностью положиться только на звуки. К примеру, в первых 20-ти минутах фильма "Однажды на Диком Западе" не звучит ни единого слова и нет никакой музыки. Там присутствуют только звуки, которые были подобраны и сделаны мною. И когда на протяжении 20-ти минут вы слышите только звуки и шумы, они через какое-то время начинают звучать все менее и менее реально. Они становятся преувеличенными и таким образом приобретают абстрактное значение. В результате каждый зритель может интерпретировать их по-своему. Именно поэтому начало фильма и производит такое потрясающее впечатление. Трансформировали ли Вы использование звуков - как, например, звук удара хлыста или человеческий свист - из своей работы как композитора классической авангардной музыки в свою киномузыку? Морриконе: Когда я начинал свою работу в качестве композитора, я был участником известной итальянской музыкальной группы, которая занималась исключительно Авангардом. Передо мной была рискованная задача: мне как кино-композитору предстояло воплотить типичные элементы авангардистского духа в более знакомой и традиционной музыке. Представьте себе, например, музыку к "Плохому, хорошему и злому", где вой койота был интерпретирован музыкально. Много раз я использовал эти эффекты, чтобы утрировать музыку в соответствии с утрированными персонажами в фильмах. Например, когда Клинт Иствуд 25 долгих секунд зажигает свою сигару. Я хочу сказать, что это довольно карикатурный персонаж. Более того, я еще и рисковал сделать музыку слишком приятной. У Вас никогда не было соблазна самому снять фильм? И каким был бы Ваш фильм - любовной историей или скорее биографией великого музыканта? Морриконе: Я действительно не хочу заниматься режиссурой. Я никогда не изучал эту профессию, поэтому это было бы неуместно. Но я частенько делал предложения режиссерам по поводу фильмов. Вы могли бы привести пример? Морриконе: Нет, они никогда не были использованы (смеется). Когда Вы видите красивую женщину, спускающуюся по лестнице, или человека, отчаянно пытающегося догнать поезд, то заставляют ли подобные повседневные ситуации звучать определенную музыку в Вашей голове? Морриконе: Нет, в фильмах вы также не фокусируетесь на индивидуальных сценах. Я всегда стараюсь интерпретировать персонажа, которого играет актер, в его полноте. Весь смысл в том, чтобы подчеркнуть его индивидуальность. Как сильно на Вас влияет актер, который исполняет ту или иную роль? Например, вдохновляет ли Вас в большей степени Клинт Иствуд, чем Тим Рот? Морриконе: Это не зависит от актера. Вдохновение всегда приходит от персонажа, которого воплощает актер. Я бы написал ту же самую музыку к "Легенде 1900-го", если бы роль исполнял не Тим Рот. Если бы Вы писали музыку, которая описывала Ваш родно й город - Рим, как бы эта музыка звучала? Морриконе: О, мне никогда не приходилось делать это. Но если бы кто-нибудь предложил мне такую работу, я уверен, я что-нибудь придумал бы. Но только тогда. А могли бы Вы придумать что-нибудь про Мюнхен? Морриконе: Пока мне приходилось бывать там только по работе. Однажды я записывал что-то для Bayerischer Rundfunk (Баварская вещательная компания), но это было 36 лет назад. Я никогда не мог толком посмотреть на город, было слишком занят. Мюнхенский Музыкальный Университет недавно присвоил Вам почетный титул сенатора. Что это для Вас значит? Морриконе: Это для меня большая честь. Я в компании других известных людей, которые получили этот титул за свою работу. Как Леонард Берстайн. Морриконе: Да, это важные люди. Это действительно большая честь. У Вас есть ученики в Риме? Морриконе: Нет, но у меня было несколько в Сьене. Некоторые из них стали очень хорошими музыкантами. Сейчас у меня для этого слишком мало времени. Ваш сын успешно идет по Вашим стопам. Вы рады этому? Морриконе: Сначала я не испытывал особого энтузиазма по этому поводу, потому что я знаю эту работу слишком хорошо и это слишком тяжелый труд. Но у него здорово получается, и я думаю, что у него есть право пойти по моим стопам. Что Вы могли бы порекомендовать молодым музыкантам, которые хотят стать кино-композиторами? Морриконе: Им следует серьезно изучать искусство классической композиции. Только тот, кто владеет традиционными навыками, может отбросить их в сторону и создать что-то новое, свое собственное. Все остальные всего лишь копируют на протяжении всей жизни. Но если ты хорошо и усердно учишься, пределов просто не существует. Кроме того, существует фатальное непонимание по поводу того, что электроника принесла в музыку. Каждый, кто может взять аккорд на синтезаторе, думает, что способен делать музыку. В зале, где Вам вручалась награда Мюнхенского Университета, раньше встречались Гитлер и Муссолини. Не портит ли это каким-то образом приятное впечатление? Морриконе: Нет, конечно же, это не имеет никакого отношения к церемонии вручения. Но, правда, было бы гораздо приятнее, если бы там ранее собирались исключительно красивые девушки. Эннио Морриконе: “Я не против того, чтобы на мою музыку делали ремиксы” Газета: Вечерний Минск Дата: 13 Января 2006 г. Рубрика: Имя 28 января состоится церемония вручения Национальной российской кинематографической премии “Золотой орел”. На предыдущей церемонии в номинации “Лучшая музыка к фильму” статуэтку “Золотой орел” получил итальянский композитор Эннио Морриконе — за музыку к фильму Владимира Хотиненко “72 метра”. Морриконе — признанный король саундтреков, написавший музыку более чем к 500 лентам. Его мелодии звучат в таких картинах, как “Профессионал”, “Спрут”, “Однажды в Америке”, “Убить Билла”, “Гамлет”, “Неистовый”... Мик Джаггер однажды заявил, что если бы умел читать ноты, то устроился бы переворачивать партитуры на концертах Эннио Морриконе... Этот композитор удостоен также премии “Грэмми” за музыку к “Неприкасаемым”, семи призов “Давид” итальянской киноакадемии, двух “Золотых глобусов” за музыку к фильмам “Миссия” и “Легенда о пианисте”... В Москве Морриконе вел себя очень скромно, поэтому не был узнан публикой. Но когда его объявили победителем, зал взорвался аплодисментами. В общении он оказался очень приятным собеседником. — Синьор Морриконе, вы с детства мечтали стать композитором? — Все мои сверстники мечтали стать футболистами, я же с раннего детства хотел писать музыку. — Правда, что вы с самого детства дружили со знаменитым режиссером Серджо Леоне? — Да, мы с ним один год и вправду посещали вместе школу. Потом наши пути разошлись. Как-то ко мне домой пришел один господин и попросил написать музыку к его фильму. Несмотря на то, что прошло много лет после окончания школы, его лицо мне показалось знакомым. Я долго думал, где я мог видеть этого господина, и спросил у него об этом. Оказалось, что это Серджо Леоне. Мы обнялись как старые друзья и решили тут же отметить нашу встречу. Я написал музыку к его фильмам “За пригоршню долларов”, “Однажды в Америке”, “Хороший, плохой, злой”. — Как обычно проходит ваш день? — Я просыпаюсь с рассветом. И уже к восьми утра готов к работе. Меня ничто не может отвлечь, поэтому тружусь до самого вечера. — А чем занимаетесь в свободное время? — Занимаюсь на велотренажере. Люблю играть в шахматы. — Хотелось бы узнать о вашей семье... — У меня четверо детей. И только один из сыновей, Андреа, пошел по моим стопам, став композитором. Марко работает в агентстве авторских прав. Джованни — режиссер на телевидении. Дочь Александра работает врачом в одной из римских больниц. — Чтобы написать музыку к фильму “72 метра”, у вас не было желания познакомиться с российскими подводниками? — Когда режиссер обращается ко мне с предложением написать музыку к его картине, я подолгу обсуждаю сценарий, и таким образом у меня рождаются музыкальные образы. Музыку к “72 метрам” я писал под впечатлением трагедии, случившейся с российской подводной лодкой “Курск”... — Как вы относитесь к тому, что на вашу музыку пишут ремиксы? — Ремиксы пишут на ту музыку, которая запомнилась слушателям. Поэтому я не против, чтобы моя музыка зазвучала по-новому. Главное, чтобы это было сделано профессионально. В том, что сейчас популярна легкая музыка, я не вижу ничего плохого. Музыка любого направления, если она сделана профессионально, имеет право быть. — Вы знаете творчество российских композиторов? — Российская музыка богата талантами. Я люблю Римского-Корсакова, Стравинского, Шостаковича. Мне также нравятся русские церковные песнопения. — Какие качества вы цените в людях? — Искренность, честность в отношениях. Я люблю профессионалов в своем деле, и неважно, насколько они разбираются в музыке. Ведь я тоже разбираюсь не во всем... Я ВАМПИР Он готов продавать свои работы кому угодно, тем более Голливуду, где хорошо платят. «Продать музыку -- это еще не значит продать свою душу, -- говорит Эннио Морриконе. -- Я бы и душу продал, но пока не встретил покупателя» Прошлогодний кинофестиваль в Канне открывал фильм Роланда Жоффе «Ватель». Ничего примечательного в той картине, несмотря на участие в ней великого Жерара Депардье, нет и быть не могло: далек современный народ от проблем чести низшего сословия. Может, потому, что высшего давно не наблюдается. Но, собственно, дело не в дворянах и даже не в Депардье -- «Ватель» стал четырехсотым фильмом, к которому выдающийся итальянский композитор Эннио Морриконе написал музыку. Наверное, это очень много, и пусть не вся музыка синьора Морриконе столь же хороша, как, скажем, для картины Серджио Леоне «Однажды в Америке» или к «Профессионалу» с Жаном Полем Бельмондо, но музыки отменной он написал все же побольше любого другого современного композитора. Вообще, начиная с середины 60-х мировой кинематограф, который добрые волны прибивали к нашему безжизненному берегу, четко делился на две равные части: одну составляли итальянские и американские картины, музыку для которых создавал Эннио Морриконе, другую представляли французские фильмы с обволакивающим маревом меланхолической симфонии, исправно выходившей из-под столь же гениального пера осевшего во Франции румына Владимира Косма, а позже и его сына Сержа. В 70-е мы внимательно следили за этим символическим соперничеством: Косма создает веселые темы к нескольким частям «Высокого блондина...», Морриконе пишет музыку к самому политкорректному фильму советского проката тех лет -- «Сакко и Ванцетти». В 80-е мы их потеряли, потому что как-то сразу стало не до кино. А потом появились видеомагнитофоны и началась перестройка. Возник соблазн назвать киномузыкой хаотически надерганные изо всех эпох песни, которые смелый музыкальный редактор монтировал в столь же хаотической последовательности, и такое изделие стало называться саундтреком. Позже, однако, выяснилось, что одних лишь звуков стрельбы или стонов умирающих героев «на стыках» не всегда достаточно, чтобы изделие можно было назвать музыкой, и композиторы вновь были востребованы. И когда это произошло, снова выяснилось, что композиторов по-прежнему всего два, Морриконе и Косма. Три года назад Эннио Морриконе исполнилось семьдесят лет, и сегодня вроде бы никакой не повод славить этого мощного старика, это зеркало итальянского социалистического реализма и американского вестерна. Если бы не книга Морриконе, которую он писал несколько десятков лет и вдруг решил ее закончить. Закончил, и в конце этого года, как обещают, она должна выйти в одном из европейских издательств. Что следует знать об этом человеке, прежде чем приступать к чтению отрывков из его книги жизни? Он окончил Римскую консерваторию по классу фортепиано, трубы и композиции, потом поступил в нее еще раз и за три года выучился на дирижера. Играл джаз, писал аранжировки для американских мюзиклов, писал мюзиклы, играл классику. Автор четверых д ...

eda-88: ... етей, обладатель почти сотни призов и наград европейских кинофестивалей и джазовых форумов, раз десять номинировался на «Оскара», но ни разу его не получил. Даже за «Однажды в Америке». В одном только 1972 году написал музыку к двадцати двум фильмам. Любил музыку Поля Мориа и Берта Кемпферта, его музыку любили «битлы» и «роллинги», а Мик Джеггер недавно заявил, что, если бы умел читать ноты и не боялся пианино, устроился бы переворачивать партитуры на концертах Эннио Морриконе! Только в прошлом году Морриконе дал почти семьдесят сольных концертов в Европе и двадцать в Америке. В одном из недавних интервью синьор Морриконе признался, что до сих пор мечтает стать профессиональным шахматистом, но это «всего лишь мечта, потому что играю я очень плохо». Вот, собственно, и почти все. Моцарт по имени Морриконе Самый кинематографический из композиторов дает интервью "Российской газете" Валерий Кичин Дата публикации 22 июня 2005 г. В Москву с единственным концертом приехал Эннио Морриконе, самый легендарный из живущих кинокомпозиторов. Число созданных им саундтреков приближается к пятистам, и, возможно, эта божественная легкость в сотворении мелодий дала основание одной из английских газет окрестить его "Моцартом киномузыки". Среди режиссеров, с которыми работал Морриконе, такие титаны, как Пазолини, Бертолуччи, Белоккио, Торнаторе, Дзеффирелли, Де Пальма, Стоун, Карпентер, Альмодовар, Полянский, Левинсон. Но первый и главный успех в кино пришел к нему в картинах его товарища по школе Серджо Леоне - так называемых "спагетти-вестернах". Как Моцарт, он ходил в вундеркиндах и писать музыку начал с шести лет. В десятилетнем возрасте поступил в консерваторию "Санта Чечилия" - правда, по классу трубы. Прослушал курсы гармонии и композиции, а затем окончил консерваторию еще раз - уже как дирижер. Мечтая при этом стать врачом. Мечте своей не изменил - врачует души волшебными мелодиями, за которыми перед его романтически настроенными слушателями встает мир каньонов и пончо ("Однажды на Диком Западе", "Однажды в Америке", "За пригоршню долларов"...). Диапазон музыкальных пристрастий необъятен: от классики до авангарда. Среди его любимейших композиторов - Монтеверди (семнадцатый век) и Стравинский (век двадцатый). Русский гений привлекает его тем, что черпал свои идеи из фольклора. Народная музыка питает и Морриконе - вспомним его причудливые "восточные" саундтреки к картинам Пазолини "Декамерон" и особенно "Цветок тысячи и одной ночи": некие универсально экзотические песнопения, цветистый космический гул, вобравший в себя мелос от Ближнего Востока до Африки. Он перманентный новатор в музыке. Создавал самые необычные, томительно чарующие звучания, вводя в партитуру то церковные колокола, то треск выстрелов, то банальный свист, то флейту Пана или уличные колокольчики, соединяя симфонический оркестр с гармоникой или гитарой. Первую мелодию сочинил в 1934-м. Первый его фильм Il Federale Лучано Сальче датирован 1961 годом. В каких же музыкальных жанрах Морриконе работал эти 27 лет, пока не обручился с кино? Морриконе: Практически во всех. Делал аранжировки и оркестровки народной музыки, писал для радио и телевидения, а также театральную музыку, кантаты и оратории, вокальные и камерные произведения. Так что в кино я пришел уже сложившимся композитором с довольно обширным опытом. 76-летний маэстро только что прилетел, на встречу с журналистами (два телеканала и одна газета - "Российская") его привезли прямо из аэропорта, он не слишком расположен к долгим беседам, но не показывает виду, что устал. У него репутация человека непредсказуемого, часто сурового (музыкантам Госоркестра радио и ТВ России, с которыми ему предстоит репетировать, я не завидую). Он настаивает, чтобы к нему обращались "маэстро", чтобы нигде вокруг не было сиреневого цвета, а также числа 17 - верит, что все это приносит одни несчастья. Его действительно окружают легенды и мистификации. И они явно раздражают. К примеру, новое поколение связывает его имя с фильмом Тарантино "Убить Билла", к которому он не написал ни одной ноты. Но во вступительных титрах Тарантино приносит маэстро благодарность, и теперь все думают, что они работали вместе. На самом деле Морриконе американского идола и в глаза не видел. Морриконе: Я с ним даже по телефону не общался. Мне просто позвонили и от его имени попросили написать две с половиной минуты музыки для первой части "Убить Билла". Я категорически отказался: не поеду же я в Америку, чтобы написать две с половиной минуты музыки! Мне показалось также очень странным, что за эти две с половиной минуты был предложен несуразно огромный гонорар. И я жестко сказал "нет". В конце концов Тарантино позвал какого-то другого композитора, чтобы тот имитировал мою музыку - ему нужно было "нечто в стиле Морриконе". И еще кое-что взял из уже написанной музыки. Приблизительно то же самое произошло с "Убить Билла-2". Российская газета: Расскажите о вашем сотрудничестве с русскими кинематографистами. Морриконе: Я писал музыку для двух русских картин. Первой была "Красная палатка" - фильм Михаила Калатозова о спасении полярной экспедиции Нобиле, снятый еще в СССР в 1969 году. А недавно я с радостью принял предложение Владимира Хотиненко написать музыку к его картине "72 метра". Потому что это прекрасный фильм, который очень трогательно рассказывает о трагедии, пережитой русскими моряками-подводниками. Мне понравился и сам подход режиссера к этому материалу, который в финале не лишен оптимизма. РГ: Можно ли теперь считать вас московским старожилом? Морриконе: Увы, я впервые приехал сюда в феврале этого года, чтобы получить премию "Золотой Орел" за лучшую музыку к фильму "72 метра". У меня было очень мало времени для того, чтобы посмотреть город. К тому же в те дни стояла очень холодная погода, и для меня, итальянца, это было непривычно. Так что за полтора дня я смог увидеть только Кремль, Красную площадь, прекрасные церкви, даже побывал на балетном спектакле в Большом театре. Но я понимаю, что это мизерная доля того, что я мог бы увидеть в вашей стране и в вашей культуре. На этот раз у меня в запасе больше дней - я прилетел вечером в понедельник, а концерт в Кремле состоится только в четверг, и я надеюсь, что в перерывах между репетициями смогу составить более полное представление о Москве. РГ: Только опять с погодой, кажется, не везет. Но здесь иногда тоже бывает солнце, поверьте на слово. Морриконе: Я, знаете, итальянец, и мне все это очень непривычно... РГ: Если верить американской базе данных IMDB, посвященной людям кино, ваша фильмография насчитывает 530 фильмов. Морриконе: Это неверно. Обо мне вообще ходит много легенд, большинство из них выдуманы или сильно преувеличены. Я написал музыку примерно к четыремстам пятидесяти фильмам. РГ: Если верить опять же американской энциклопедии, вы писали даже для Федерико Феллини. Ваша фамилия числится в "кредитах" его картин "Интервью" и "Джинджер и Фред". Морриконе: Я никогда не писал для Феллини. Мне многое приписывают, с этим ничего не поделать. РГ: И все равно 450 знаменитых фильмов - это рекорд. Как вы успеваете? Как складывается ваш рабочий день? Морриконе: Я встаю чрезвычайно рано - в половине пятого утра. После умывания сорок минут гимнастики. Потом сорокаминутная прогулка по квартире. Потом выхожу в город, покупаю свежие газеты и читаю их, пока не проснется жена. Мы завтракаем: кофе без кофеина, булки, печенье. Потом дочитываю газеты и с половины девятого утра я уже работаю. Разумеется, чтобы встать так рано утром, я и ложусь очень рано и к десяти вечера уже сплю. К работе отношусь без лишних иллюзий - не верю в приступы вдохновения и все такое. Меня вдохновляет сам фильм, а помогает не поэтическая муза, но накопленный опыт. Помогает и моя жена, которая создает мне условия для работы, и мы отлично понимаем друг друга. А вдохновение - это выдумка романтиков, которые верят, что творческие идеи художнику диктует едва ли не сам Господь Бог. На самом деле все строится на моем жизненном опыте и на опыте, накопленном таким древним искусством, как музыка. Здесь я реалист. РГ: Вы нечасто концертируете - почему для одного из таких редких ваших выступлений вы выбрали Москву? Морриконе: Это не я выбрал Москву, а Москва - меня. Моя профессия - писать музыку, а не давать концерты. Поэтому такие приглашения я чаще всего отклоняю. РГ: Вы пишете не просто музыку для фильма - вы создаете его музыкальную драматургию, и она во многом определяет строй картины, ее ритм, ее атмосферу. Как это происходит? Вы что, смотрите уже снятый материал? Или бывает так, что фильм снимается и монтируется с учетом уже существующей музыки? Морриконе: Здесь возможны разные подходы. Иногда я прежде читаю сценарий и, прочитав, сам что-то предлагаю режиссеру. Иногда после просмотра уже отснятого материала мы долго разговариваем с режиссером, и, если он принимает мои идеи, я сажусь за окончательную доработку музыки. РГ: Ваша новая работа с режиссером Джузеппе Торнаторе называется "Ленинград". Могли бы вы рассказать о ней подробнее? Морриконе: Подробнее пока не могу сказать ничего, кроме того, что, если эта картина вообще будет снята, я обязательно напишу к ней музыку. Дело в том, что фильм этот очень дорог в постановочном отношении, и если съемки не состоятся, то только из-за финансовых проблем. Это уже давняя идея Торнаторе сделать картину о блокаде Ленинграда и героической обороне города - материал очень волнует его, и он уже написал, кажется, три варианта сценария. РГ: Что из написанного вами для кино вам нравится больше? И считаете ли вы, что уже написали вашу главную мелодию? Морриконе: Я не читаю будущее и не могу объективно оценивать то, что сделано в прошлом. А субъективно, сказать по чести, я доволен всеми моими работами. В каждый фильм вложено много труда, и я не мог бы назвать один или даже десяток картин, которые считаю лучшими. Для меня они, как дети, - все хороши. О работе с российскими кинематографистами, а также о том впечатлении, которое произвели на маэстро картина и ее тема, в интервью Виктории Кудиновой. Обращаясь к вам с предложением написать музыку, создатели фильма почти не верили в успех. Тем не менее вы согласились. Почему? Морриконе: Это очень трогательная история. Вы знаете, на меня всегда оказывали колоссальное воздействие такого рода трагедии, тем более что речь идет об атомной подлодке. Ведь оставаясь под водой, она просто становится ящиком, гробом, в котором находится множество трупов. Знаете, это очень впечатляюще. Подобная трагедия произошла совсем недавно, и газеты много о ней писали, я был взволнован и принял это предложение с энтузиазмом. Морриконе: Легко ли шла работа над музыкой к фильму или были какие-то сложности: творческие, организационные? Морриконе: Нет, что вы! Работа шла великолепно, режиссер остался очень доволен, организация была отличной, здесь, в Италии, с записью оркестра никаких проблем не было. С режиссером и его супругой мы сразу нашли взаимопонимание, они были очень любезны; им понравилась музыка, которую я написал, в общем, все было прекрасно. А сам фильм вам понравился? Морриконе: Да, понравился. Правда, в финале со стороны режиссера был привнесен дух оптимизма, в отличие от того, что произошло в реальности. Или, скорее, дух надежды - надежды на спасение остальных, ведь по фильму одному спастись удается. Может, и неплохо присутствие подобного оптимизма в нашей непростой жизни? Морриконе: Не оптимизма - надежды. Конечно, неплохо, просто это не соответствует действительности, ведь на самом деле погибли все. Но режиссер захотел оставить надежду и не показал, что все закончилось трагически. Какое впечатление сложилось у вас от работы с российской кинокомпанией? Морриконе: Видите ли, с серьезной компанией работается всегда хорошо, спокойно. Я был счастлив знакомству с режиссером, его супругой и всеми, кто принимал участие в создании фильма. Все было прекрасно, я могу еще раз это повторить. Обсуждалась ли возможность продолжения совместной работы со студией "Три Тэ" или с Владимиром Хотиненко? Морриконе: Нет, подобных разговоров не было. А каковы ваши планы на будущее? Морриконе: Я должен работать над фильмом "Без судьбы" (Fateless/Sorstalansag) по роману замечательного венгерского писателя Имре Кертеса (экранизация книги о холокосте, написанной лауреатом Нобелевской премии по литературе 2002 года Имре Кертесом, станет режиссерским дебютом знаменитого венгерского оператора Лайоша Колтаи. - ГАЗЕТА). Будет еще несколько картин и, разумеется, концерты

eda-88: http://oscar.com/oscarnight/?pn=HonoraryOscar здесь кое-что,наверно и запись,Админ-перевести сможете? Thank you. Thank you. Thank you very much. [He then speaks in Italian. Clint Eastwood translates.] Yes. I will tell you what he's saying. Ennio wants to thank the Academy and all the people who really truly wanted him to have this great honor. His deep gratitude goes to all the directors who had faith in him. Without them he says he wouldn't be here today. His thoughts go out to the artists who have never received this honor. And even though they work with enormous commitment and talent, to all of them he wishes that their work would be recognized as his is tonight. He says this Oscar is not a point of arrival but a starting point to continue writing with the same passion and dedication he's had since the very beginning on the screen. He dedicates this Oscar to his wife Maria who has always been there with him all these years with enormous commitment and love, which he feels the same for her. Maria.

eda-88: Biography: Ennio Morricone On the web Ennio Morricone website News more 29 july 2005. Ennio Morricone Gets Compiled By Ipecac Ennio Morricone is probably the most famous film composer of the 20th century. He is also one of the most prolific composers working in any medium. No exact figure is available, but he's scored several hundred films over the past several decades, perhaps as many as 500. While these have been in almost every imaginable musical style (and for almost every imaginable kind of movie), he is most identified with the "spaghetti Western" style of soundtracks, which he pioneered when providing the musical backdrop for the films of director Sergio Leone. Morricone's palette is extraordinarily diverse, drawing from classical, jazz, pop, rock, electronic, avant-garde, and Italian music, among other styles. Esteemed by such important figures in modern music as John Zorn (not to mention contemporary directors like Martin Scorsese), he is increasingly placed among not just the finest soundtrack composers, but the most important contemporary composers of any sort. Morricone began studying music at Rome's Conservatory of Santa Cecilia at the age of 12. Urged to concentrate on composition by his instructors, he supported himself by playing trumpet in jazz bands, and then worked for Italy's national radio network after graduating from the conservatory. He didn't begin scoring films until the early '60s, and didn't begin attracting international notice until he began collaborating with Leone, starting with A Fistful of Dollars in the mid-'60s. (Morricone had previously worked on other Italian Westerns with other directors.) The spaghetti Westerns only comprised a phase of Morricone's career, but for many his work in this field remains his best and most innovative. Morricone amplified the film's plots and drama through ingenious use of diverse arrangements and instrumentation. Jew's harps, dissonant harmonicas, dancing piccolos, bombastic church organs, eerie whistling, thundering trumpets, oddly sung gunfighter ballads, and ghostly vocal choruses — all became trademarks of the Morricone-Leone productions, then of the spaghetti Western genre as a whole. The influence of rock & roll was felt in the low, ominous twanging guitars, which reflected (intentionally or unintentionally) the sound of contemporary recordings by the Ventures, Duane Eddy, the Shadows, and John Barry. Morricone's most famous composition, the theme to The Good, the Bad and the Ugly, made number two in the U.S. when it was covered by Hugo Montenegro. Even while he was busy with collaborations with Leone, Morricone found time for various other film projects, such as the agitprop classic Battle of Algiers and Burn! By the 1970s, (Кеймада,Битва за Алжир)Morricone was winding down his involvement with both Leone and the spaghetti Western, working with numerous other directors all over the world. Grand orchestration and memorable motifs were commonplace in Morricone's work; Warren Beatty, for instance, once told the Los Angeles Times that "there's nobody better than Ennio to create a haunting theme." His scores also began to utilize more contemporary electronic influences, with mixed results. Age has not slowed Morricone in the least. In fact, the 1980s, '90s, and 2000s saw his commercial success and widespread recognition at an all-time peak. He garnered several Academy Award nominations for The Mission in 1986. Since then he's worked for such top directors as Pedro Almodovar, Brian DePalma, Roman Polanski, Mike Nichols, Oliver Stone, and Barry Levinson. Cinema Paradiso is probably the most renowned of his recent scores. With such an abundance of recordings, collecting Morricone remains a daunting proposition. It's doubtful that anyone will collect all of his soundtracks under one roof; after all, the composer himself doesn't even remember how many films he's worked on. RCA's The Legendary Italian Westerns, Virgin's two Film Music volumes, and Rhino's Anthology are useful collections, and the DRG label has reissued other noteworthy compilations of his work.

eda-88: Мне интересно.я в куче интервью читал ,что в титрах ПРИГОРШНИ Морриконе скрылся под псевдонимоми Дэн Савио-и это правда,но почему в других кучи интервьюЮстатей,говорится,что он скрылся там под именем Лео Николса-ведь это не правда,админ не знаете?

eda-88:

админ: eda-88 пишет: Мне интересно.я в куче интервью читал ,что в титрах ПРИГОРШНИ Морриконе скрылся под псевдонимоми Дэн Савио-и это правда,но почему в других кучи интервьюЮстатей,говорится,что он скрылся там под именем Лео Николса-ведь это не правда,админ не знаете? Был под псевдонимом Дэн Савио.

eda-88: админ пишет: ыл под псевдонимом Дэн Савио. Да,знаю,но почему-то пишут Лео Николс-многие Админ,вроде этой фотки я на Вашем сайте или не видел или проглядел: Леоне-Морриконе,но когда?????? И эта: Уоррен Битти-Куинси Джонс и какая-то женщина(ну точно не пассия Битти).



полная версия страницы