Форум » Творчество других режиссеров » Марк Захаров. Роман с кинематографом. » Ответить

Марк Захаров. Роман с кинематографом.

Сухов: Марк Захаров - прежде всего театральный режиссёр, а театрал из меня аховый. Поэтому с этой стороны я его практически не знаю. И буду рассказывать то, что знаю, т.е. свои личные впечатления. Марк Захаров значится режиссёром около 20 фильмов. Некоторые из них представляют собой перенесённые на плёнку спектакли, другие широкой публике (и мне в том числе) не известны. Я знаю Захарова как автора второй после Гайдая экранизации "12 стульев" и пяти совсем не детских сказок: "Обыкновенное чудо", "Тот самый Мюнгхаузен", "Дом, который построил Свифт", "Формула любви" и "Убить дракона". Но для начала следует упомянуть про письма красноармейца Сухова из "Белого солнца пустыни". Эти письма были гениальной идеей режиссёра фильма, и к их написанию нельзя было подходить формально. Тогда-то Мотыль и обратился к молодому тогда автору сатирических фельетонов, герою этого обзора. Марк превосходно справился с задачей, превратив закадровой текст писем в музыку, наполняющую события фильма дополнительной глубиной и приковывающую к фильму внимание многих поколений зрителей. "12 стульев" Марка Захарова - это фильм-праздник с искромётным юмором, песнями и танцами. Сейчас бы его назвали пост-модернистской экранизацией, т.к. фильм совсем не стесняется свой наигранности. Герои фильма не редко обращаются непосредственно к зрителю, что разрушает замкнутость мира фильма. Многие детали исходного произведения в нём нарочито подчёркиваются, что у многих вызывает раздражение. Марку Захарову после выхода фильма на экраны говорили, что кино - это не книга, и выделять здесь каждую деталь - лишнее. Тем не менее, фильм смотрится с интересом и запоминается. Ещё хочу отметить трактовку образа главного героя у Захарова - Остапа Бендера в исполнении Андрея Миронова. Если в других экранизациях Ильфа и Петрова Остап бендер - это обаятельный жулик, то Остап Бендер Андрея Миронова - циничный и высокомерный подонок. Смесь холодного аристократизма с готовностью совершить самое низкое преступление. Он презирает окружающий мир. И для этого презрения у него есть основания. "Обыкновенное чудо" - сказочная пьеса Евгения Шварца. Её тоже уже экранизировали до Захарова, но Захарову удалось превратить эту сказку в настоящее изысканное явство для глаз и ушей зрителей, сочетающее в себе красивую поэтическую метафору, мягкую сатиру и сюрреалистические элементы. Пожалуй, это самый светлый фильм Марка Захарова. Ободрённый успехом "Обыкновенного чуда" Марк создаёт ещё один безусловный шедевр - "Тот самый Мюнгхаузен". Это был плод сотрудничества режиссёра с Григорием Гориным, и фильм получился уже не таким безобидным, как "Обыкновенное чудо". В этом фильме авторы позволяют себе усомниться в священной корове материалистического мировоззрения - в рациональным мышлении. В прологе фильма главный герой рассказывает про то, как на голове у оленя выросло вишнёвое дерево. Все думают, что он пошутил и смеются, а тем временем олень с деревом на голове выходит из леса. За весь фильм до самого финала это единственный фантастический элемент. Остальные странные события фильма можно объяснить совпадением, шутками или безудержной фантазией героев фильма. Но сам фильм рассказывает о столкновении узкого рационального мышления с иррациональным, воплощённом в главном герое рассказаной истории, которое не умещается в обыденные представления. Показательно так же то, как меняется отношение общества к чуждому ему, когда это становится выгодно. Лицемерное признание чуда, в которое не веришь, вызывает даже больший протест, чем неприятие чуда, в которое не поверить нельзя. И вот уже "враль" Мюнгхаузен встаёт на защиту истины. В "Доме, который построил Свифт" Захаров и Горин попытались повторить рецепт успеха "Мюнгхаузена". И то, что эта попытка провалилась, закономерно. И сама пьеса получилась слабее, и снята была как-то вымучено, без вдохновения. Конечно, профессионализм не пропьёшь, и здесь есть замечательные находки, но в целом я рассматриваю третью сказку Марка Захарова, как неудачу. Темой фильма выбрано исследование внутреннего мира Автора и его взаимоотношение с внешним миром. Свифт накануне своей смерти показан отстранившимся от внешнего мира, несправедливость и убогость которого причиняют ему боль, и погружённым в мир своих фантазий, которые становятся для него реальнее самой реальности. Даже смерть его показана именно как окончательное слияние с фантастическим миром его произведений. Неудача "Дома" дуэт Захаров - Горин не остановила, и они совместно сделали "Формулу любви". Я считаю, что этот фильм, хоть и не достиг высот первых сказок Марка Захарова, вышел всё ж лучше, чем "Дом". Герой фильма, опять одиозный персонаж западноевропейской культуры - граф Калиостро, одержимый идеей поиска формулы всеобщего счастья, приходит к выводу о невозможности найти её рациональным путём. Это был уже прямой выпад в сторону господствующей идеалогии, которая строилась как раз на основе поиска формулы всеобщего счастья. Фильм оказался пророческим. Всего через несколько лет после выхода фильма на экраны, система, стремившаяся всех людей сделать счастливыми помимо их воли, перестала существовать. Последняя киносказака Марка Захарова - невероятно мрачная интерпретация пьесы Евгения Шварца "Дракон". Фильм "Убить дракона" с одной стороны обладает всеми родовыми признаками перестроечного кино, а с другой показывает принципиальную невозможность радикальных перемен без изменения социума. Некий город, чтобы избавится от страха перед драконом, решил сделать дракона своим повелителем. Нет, дракон не перестал жечь и убивать, но теперь городу не угрожало тотальное разрушение. Платой за эту иллюзию безопасности стала утрата жителями города своего человеческого достоинства. Рыцарь Ланселот убивает дракона, воплощающего тоталитарный режим, но обнаруживает, что изменить систему тотального террора он не в силах. Если Марк Захаров и снимал какие-нибудь фильмы после этого, мне они не известны. Роман театрального режиссёра с кино закончился.

Ответов - 4

Сухов: Марк, ну скажите хоть своё "фи"! Не томите молчанием!

Марк Кириллов: Не томлю Просто был загружен. С Захаровым сложилась интересная ситуация. Есть у него фильмы, в которых он тренировался в приёмах кино, есть неудачи (в моём понимании, потому что есть многие, и имя им - легион, которые так не считают), есть шедевры или что-то близкое к этому. К "тренировочному кино" я отношу "Стоянка поезда - две минуты". Как фильм это произведение не имеет никакой ценности. Но если брать по-отдельности сцены из этой картины, то как локальные клипы они смотрятся, да ещё как! Сам использовал их при создании одного из своих монтажных фильмов... О чём этот факт говорит? О том, что Захаров на момент постановки "Стоянки..." уже кое-что умел, но с монтажом у него дело не ладилось. Впрочем, он ведь не единственным режиссёром этого фильма был - там ещё был Александр Орлов, а уж кто кому помогал - это только сам Марк Анатольевич может рассказать. "Двенадцать стульев" для меня - всего лишь театр, снятый на плёнку. Хотя клипы на песни из фильма просто шикарны. Кинорежиссура же в целом по фильму критики просто не выдерживает. Фильм бы не пользовался никакой популярностью, если б не: 1) Песни-клипы; 2) Популярный роман; 3) Зашкаливающее количество кинозвёзд на 1 кв. мм плёнки. При этом отмечу, что занятые в фильме актёры по большей части всё-таки не играют (а если играют, то переигрывают), а читают текст. Исключение - только Любовь Полищук в роли "знойной женщины - мечты поэта". "Обыкновенное чудо". Видимо, Марк Анатольевич сделал из двух своих предыдущих работ определённые выводы. Потому что в этом фильме он, если воспользоваться цитатой из фильма "Семь невест ефрейтора Збруева", выбил из 100 возможных очков 101 . Причём Захаров изрядно рисковал - за 12 лет до того "Обыкновенное чудо" экранизировал Эраст Гарин. Но новая версия шварцевской пьесы с фильмом Гарина ничего общего не имела. Гарин продолжал традиции западноевропейской киносказки в духе Жана Кокто и Марселя Карне. Захаров же снял интеллектуальную экзистенциальную драму с элементами сказки. При этом интеллектуальную драму сыграли актёры, больше ассоциировавшиеся с современным кино (Александр Абдулов, Евгений Леонов, Екатерина Васильева, Ирина Купченко, Андрей Миронов). Главной же удачей стали роли Олега Янковского и Евгении Симоновой. Волшебник в исполнении Янковского не был чародеем-магом, а, скорее, Художником-Творцом, который ставит спектакль Жизни из живых людей. Причём ставя определённую задачу. Но персонажи обретают плоть и кровь, становятся людьми, испытывающими настоящие чувства, и совершенно не желающие играть по правилам, которые устанавливает Волшебник... В общем, получилось настоящее кино. И это несмотря на то, что фильм нарочито снят в одной декорации! Но! Кинематограф становится кинематографом не потому, что фильм снимается на натуре, а потому что даёт возможность манипуляции образами, возможностью встать на разные точки зрения (во всех смыслах). "Тот самый Мюнхгаузен". Это уже совсем не театр. Это, скорее, шоу - в современном понимании этого слова. Но шоу опять-таки интеллектуальное. Если угодно - драма идей в виде шоу. Истинное значение "Мюнхгаузена" для отечественного кино мешает восприятие того факта, что фильм этот телевизионный. Как и "Обыкновенное чудо". Но историю кино, к сожалению, пишет та категория искусствоведов, которая отправляет фильмы, снятые для ТВ в "тотальный игнор"... В "Мюнхгаузене", пожалуй, чуть ли не впервые в отечественном кино были чётко расставлены основные ориентиры, варианты выборов для человека. В узком смысле - жить так, как хочется, вне рамок и понятий о пространстве и времени (как барон), или "жить, как все". Если же детализировать "как все", то получится огромное количество вариантов. Можно как Бургомистр - честно ходить на службу и честно выполнять свой долг. Не меньше. Но и не больше. Можно, как Ранкомпф - пользоваться благами жизни и проповедовать явную ложь, если она позволяет хорошо заработать. Как Томас - жизнь мелкими радостями. Как пастор - для всех - "как положено", а для себя - "как хочется" (исходя из принципа двойной морали). Как Герцог - делать вид, что занимаешься большим делом (управлением государством), а в реальности любить кройку и шитьё... В определённом смысле "Мюнхгаузен" для советских людей стал более продвинутым вариантом того, о чём говорили в своих фильмах Эльдар Рязанов и Георгий Данелия. "Дом, который построил Свифт". Смелая попытка скрестить "Обыкновенное чудо" с "Мюнхгаузеном". Но Искусство - не математика, и в нём далеко не всегда сумма двух шедевров даёт третий шедевр. "Свифт" - это, скорее, смесь "Двенадцати стульев" с условным "захаровским фильмом". Запоминаются отдельные актёрские сцены - в первую очередь "антре" Евгения Леонова и Александра Сирина. А сам фильм не складывается. Не потому что плохо снят. А потому что героям не веришь. Свифт (Олег Янковский) почти весь фильм молчит, а его персонажи суетятся и толкутся на экране. Некоторые считают, что Захаров этого и добивался. Возможно, хотя и маловероятно. Потому что такой подход противоречит всему тому, что он делал и в кино, и в театре до и после "Свифта". Может быть, это был эксперимент? Очень может быть. Но эксперимент не удался. И хотя фильм тут же возлюбила дессидентствующая публика, но её мнение в расчёт принимать не следует - она всегда была готова шуметь в адрес чего-нибудь "запрещённого". Кстати, совершенно не понимаю, почему цензура прицепилась к "Свифту". Что она там разглядела? По мне так "Мюнхгаузен" был более в этом смысле криминален. Или Захарову запоздало мстили? О "Формуле любви" я писал в топике "Экранизации". Лишнего добавить нечего. Разве что только то, что в этом фильме окончательно была поставлена точка в теме "Художник как Творец Реальной Жизни". Только на сей раз в роли Художника-Творца выступает аферист Калиостро. Который закономерно терпит поражение, столкнувшись с огнём чувств. Построение "формулы любви" разбилось о любовь с первого взгляда. Жизнь в очередной раз оказалась сложнее и проще любых расчётов. "Убить дракона" был, пардон за каламбур, убит временем съёмки. Интересно было бы глянуть на постановку шварцевского "Дракона" в момент его создания - если б сохранился спектакль Николая Акимова. Захаров же опрокинул сказку Шварца в ситуацию кинематографа "эпохи Перестройки и Гласности". Именно по этой причине фильм сейчас малоинтересен. Да и тогда зритель принял его крайне кисло. Как злободневное кино можно было смотреть любую среднестатистическую "публицистическую драму" типа "Гражданского иска" или "В заросшую канаву легко падать". До уровня притчи (типа "Кин-дза-дза!") "Убить дракона" не дотягивал... Как-то так.

Сухов: Спасибо, Марк! С Новым Годом!

Марк Кириллов: Сергей, и Вас также! Удачи и всех благ в наступившем году.



полная версия страницы