Форум » Творчество других режиссеров » Квентин Тарантино » Ответить

Квентин Тарантино

KINOPSIH: Да, я чую, вы его не любите. Но всеже решил рискнуть. Что вы думаете о нём и какие его фильмы вам по душе? redВот чё я написал в моём форуме о нём.

Ответов - 192, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All

Pinguino!: *посмотрела на источающий яд дядечек* Ага-ага. *и дальше медитирует на плакат с "Убить Билла"*

Сухов: Pinguino! пишет: *посмотрела на источающий яд дядечек* Ага-ага. *и дальше медитирует на плакат с "Убить Билла"* В любом споре последнее слово остаётся за женщиной. Каждое следующее слово, сказанное мужчиной - начало нового спора.

админ: Pinguino! пишет: *посмотрела на источающий яд дядечек* Ага-ага. *и дальше медитирует на плакат с "Убить Билла"* На самом деле, не стоит так яростно критиковать ваших оппонентов. Дело в том, что Тарантино, в определенный период увлечения кино, нравился не только мне, но и большинству этого форума. Следовательно, все Мы с Вами абсолютно солидарны. На полном серьезе! Поэтому предлагаю данную дискуссию прекратить, хотя бы на предстоящие лет 10, и тогда если у Вас еще будет желание выразить свою точку зрения насчет творчества Т. Мы сможем вернуться в этому вопроса. Пока же смысла дальнейшего спорить нет.

админ: Сухов пишет: В любом споре последнее слово остаётся за женщиной. Каждое следующее слово, сказанное мужчиной - начало нового спора.

Сухов: Только что посмотрел "Джанго освобождённый". Фильм стоящий, хотя с настоящими спагетти-вестернами, вопреки заявкам создателей, общего у него мало. Во-первых, итальянцы бы не стали ставить в центр фильма такую проблему, как рабство, т.к. в Европе она давно не считается острой. Во-вторых, фильм имеет ритм, совершенно отличный от ритма спагетти-вестернов - американцы никак не могут изжить в себе привычку разжёвывать всё прежде чем дать пищу зрителю. Поэтому сцен в фильме не больше, чем в стандартном спагетти-вестерне, но тянутся они, как правило, значительно дольше. К плюсам фильма можно отнести то, что он достаточно красивый и не плохо проработан в мелких деталях. Такие несуразицы, как появление Куклусклана ещё до гражданской войны можно простить. Итак, рабство. Тут Тарантино не жалеет никого - ни рабовладельцев ни рабов. По заявленной идее рабство в южных штатах существовало только потому, что сами рабы позволяли ему существовать. Репрессивный аппарат, показанный в фильме, никак не мог быть опорой рабовладения. И герой Ди Каприо, жестокий плантатор, и сам негр-стрелок Джанго признают, что среди негров тех, кто готов защищать своё человеческое достоинство, один на десять тысяч. Одного человека оказалось достаточно, чтобы превратить систему в пылающие руины с кучей трупов. В целом, "Джанго освобождённый" соотносится с жанром вестерн так же, как "Криминальное чтиво" с гангстерским боевиком, т.е. совершенно оригинальная картина, целиком построенная на цитатах (особенно меня порадовали цитаты из "За пригоршню динамита" и "Наёмника"). Между тем, между "Чтивом" и "Джанго" лежит пропасть отделяющая жестокого и простодушного дикаря от хладнокровного цивилизованного ублюдка. Бандиты первых фильмов Тарантино были именно дикарями с непосредственными реакциями на внешние раздражители. Герои "Джанго" под совершаемые ими преступления всегда подводят мораль, кроме собственно главного героя, который нажимает на курок потому, что люди, в которых он стреляет, ублюдки, мешающие ему осуществить личное счастье. Скидок на пол и цвет кожи он не делает.

Сухов: "Омерзительная восьмёрка" Квентина Тарантино Предупреждаю сразу. Я написал эту рецензию не для тех, кто считает, что непросмотренный фильм теряет от того, что его пересказывают. Если вы из таких - не читайте её. Лично я считаю, что ни один пересказ не заменит по-настоящему хорошего кино. Тем более, что этот фильм можно смотреть несколько раз, каждый раз как-будто впервые. Такова магия настоящего искусства. Чем мне нравится Тарантино, это своей творческой живучестью. Сколько было этих выскочек-гениев, переворачивавших всё представления о кино, а потом безследно исчезавших? А сколько тех, кто всё время на слуху, но ни на что, кроме эксплуатации своих прошлых побед, не способен? Тарантино же всегда разный. Он неисчерпаем, как сам кинематограф, достижения которого он так нагло эксплуатирует. Жаль, что Тарантино не дали снять серию о Джеймсе Бонде. Думаю, он и Мэндоса переплюнул бы. Как и у других фильмов Тарантино, у "Омерзительной восьмёрки" есть предыстория, с самим фильмом никак не связанная. Само название отсылает к "Великолепной семёрке", фильму который с лёгкостью покорил сердца зрителей всего мира, включая тех, кто жил за "железным зановесом". Ни в одном другом фильме так не воспеваются герои шляпы и кольта. Настоящая "Лошадиная опера". Как будто в насмешку над жанром, герои "Омерзительной восьмёрки" верхом не ездят вообще - только в дилижансах. Более тесная связь у фильма Тарантино с знаменитым "антивестерном" Серджио Корбуччи "Великое молчание" (Правильно было бы перевести как "Великолепный молчун") - фильме о том, как герой-одиночка бросил вызов целой банде и его пристрелили. С этим шедевром "спагетти-вестерна" фильм Тарантино роднит снег, тематика противостояния бандитов и "законников", трупы убитых бандитов на крыше дилижанса, а также отнюдь не утешительная концовка. При этом один из персонажей в "Омерзительной восьмёрке" очень похож на немого героя Третеньяна. Опять же, как-будто в насмешку, он болтает без умолку. Также надо отметить, что "Омерзительная восьмёрка" с поправкой на сколько-то лет является продолжением "Джанго освобождённого", а персонаж Сэмюэля Джексона может запросто быть самим Джанго после гражданской войны. Фильм "Омерзительная восьмёрка" демонстрирует зрителю эпизод безжалостной войны между бандитами и "законниками" на Диком Западе в конце XIX века. Бандиты противопоставляют себя всему миру за исключением тех, кого они считают своими близкими людьми. "Законники" не верят вообще никому, кроме денег, которое им платит государство. Других отличий между ними нет. "Законник" конвоирует женщину, "шлюху и убийцу", которую должны повесить. На своём пути он встречает других "законников" негра (бывшего офицера северян) и самозваного шерифа (бывшего конфедерата). Снежная пурга не даёт им продолжить путь, и они останавливаются в придорожном трактире. Всё бы ничего, но в этом трактире их уже ждут родственники и подельники женщины, которую "законник" конвоирует на виселицу. Бандиты знают, чего хотят, но не могут рисковать жизнью пленницы, которую "охотник за головами" держит на мушке. "Законники" тоже видят, что встреченные ими люди не те, за кого себя выдают. Кровавая развязка неизбежна. Не смотря на всё вышеописанное, в первой половине фильма не раздаётся ни одного выстрела. Тарантино использует приём, который уже с успехом применил в "Джанго освобождённом" - размеренное повествование усыпляет бдительность подсознания зрителя. От этого начавшаяся стрельба звучит как гром. Кровавя феерия второй части фильма, в отличии от того же "Джанго", лишина красоты - восемь главных героев действительно мерзавцы, и у них не получается этого скрыть ни друг от друга ни от зрителя. "Законник", который конвоирует женщину, не смотря на свою жестокость, грубость и цинизм за весь фильм никого не обманул и не предал. И умер (из "восьмёрки") самым первым. Его не пристрелили и не ударили по голове. Яд. Яд, от которого он умер харкая кровью. Его попутчик, герой Сэмюэля Джексона, наоборот лгал как дышал. Будучи негром, самом презираемом человеком в Соединённых Штатах, он сумел заставить самых опасных "белых" людей заставить себя уважать и воспринимать его как равного. Это, при всех своих недостатках, самый одарённый антигерой фильма. Они истинный автор "письма" (о нём позже), а рассказ-спектакль для старика-генерала, которого он решил спровоцировать и убить, заслуживает Оскара. Рассказ омерзителен, но генерал ему поверил. И умер. Шериф-самозванец (похожий на Луи Трентеньяна из "Великого молчания") болтлив и труслив. Иногда он кажется глупым. Но на пороге смерти он проявляет чудеса проницательности и стойкости. Все соблазны и угрозы оказались тщетными. Остальные "омерзительные" персонажи - бандиты. Но в отличии от разобщённых и не доверяющих друг другу "законников" они связаны друг с другом, как члены одной семьи. Они готовы лгать, травить, убивать женщин и стариков, если в этом есть практический смысл, но друг за друга они готовы отдать жизнь. И отдают. Финал фильма известен с самого начала - восторжествовала справедливость - в живых не осталось никого. Ещё одна притча об уничтожении зла другим злом с претензией на историчность, но... Не следует забывать места Тарантино в современном искусстве. Он постмодернист. А постмодернизм в искусстве, с одной стороны, предельная форма формализма, а с другой сторны, попытка наполнить пустоту внутри формы содержанием, из самой же формы и извлечённым. "Письмо Линкольна", якобы написанное президентом Североамериканских Соединённых Штатов чернокожему майору армии "северян". Это письмо вызывает острый и неподдельный интерес у многих персонажей. Это письмо разоблачается, как фальшивка. И это же письмо в финале фильма предстаёт самой важной информацией для умирающего от ран человека. Потому что другой уже не будет. Это манифест постмодернизма. Постмодернизм, как фальш, возведённая в принцип, производит смыслы, воспринимаемые людьми даже тогда, когда люди знают про эту фальшь. В конце концов, каждый человек живёт не в мире истинных событий и форм, а в мире их отображений в его восприятии. Гениальное по своей правдоподобности "письмо Линкольна" способно родить надежду даже там, где её нет и быть не может. Пока не закончится. К недостаткам фильма можно отнести его чрезмерную затянутость. Режиссёр стремится воспроизвести максимум примет изображаемого им времени, и это не всегда идёт на пользу повествованию, тормозит сюжет. Но про усыпление бдительности подсознания зрителя я уже писал, и поэтому думаю, что затянутость фильма намерена. Лично я этот фильм ещё буду пересматривать.

Марк Кириллов: Да, Тарантино умеет потрясать! После невнятной "Джекки Браун" и снятого неизвестно для кого "Килл-Билла", я, было подумал, что Тарантино испустил дух, оставив в назидание потомкам только "Бешенных псов" и "Криминальное чтиво". Но! Квентин решил перезагрузиться, использовав для этого традиции вестерна. Вестерн от Тарантино - это мостки, переброшенные через голову "позднего вестерна" (того, что снимался после "Маленького Большого Человека"), который, вполне очевидно, Тарантино не воспринимал всерьёз как именно легендарный американский эпос, а как всего лишь место действия фильма. Для Тарантино Вестерн - это "новый вестерн" и "спагетти". Ассоциации с "Великолепной семёркой" и "Великим молчанием" просто режут глаз. Но здесь уже нет упоения мальчика-киномана, дорвавшегося до кинокамеры, и взахлёб цитирующего любимые гангстерские фильмы. Здесь более тонкая операция. Берём романтико-реалистическую "Семёрку", переворачиваем её на ситуацию "Великого молчания", а, до кучи, добавляем мотивы из "чёрных" и "чернушных" вестернов (можно заметить переклички с "Омбре" Мартина Ритта, "Перестрелкой" Монти Хеллмана (кстати, человека, выписавшего "волшебный пендель" Тарантино, помогая ему на старте карьеры), "Маккейб и миссис Миллер" Олтмена)... Казалось бы, почти что несъедобное должно быть блюдо. Но нет - из дикого смешения родилось что-то новое и интересное. Заслуживающее безусловного внимания и, в целом, положительной оценки. Разумеется, Тарантино родил свой вариант вестерна исключительно для себя. Если какой-то безумец попробует повторить за Квентином его методологию, то результат будет катастрофическим. Это неисправимый романтик Кевин Костнер пытался реанимировать классический вестерн в новых реалиях для всех ("Почтальон" и "Открытый простор"), дабы создать некий универсальный рецепт оживления мёртвого жанра. Тарантино это неинтересно. "Омерзительная восьмёрка" - это, как чудовище Франкенштейна, исключительно авторское ноу-хау без права передачи рецепта сотворения. И не потому, что Тарантино этого не хочет. Может быть и хочет. Но последователей высокого полёта у него не будет - разве что жалкие эпигоны. Общее резюме - Вестерн мёртв и доволен этим. Однако его можно ненадолго оживить, чтобы показать всем любителям вкладывать персты в раны - старина, конечно, испустил дух, но если его очень попросить, то он может подняться из гроба и кое-что продемонстрировать из своего старого репертуара. А потом лечь обратно. Тарантино снял уже два вестерна (а может и три, если относить (по духу) к ним также и "Отвратительных ублюдков"). Пока что у него выходит неплохо. Может быть, стоит продолжить?

Сухов: Марк Кириллов пишет: Может быть, стоит продолжить? Как я слышал, Тарантино собрался снимать гангстерский боевик про 30-е годы в Австралии. Впрочем, он оговорился про то, что помнит про это только тогда, когда приезжает в Австралию. Кстати, насчёт Австралии. Видели в третьей части "Крокодила Данди" классического дикаря в набедренной повязке, с копьём и мобильным телефоном? ))

Марк Кириллов: Видел, конечно. Лично мне из трёх "Крокодилов" больше всего нравится второй.

Сухов: Марк Кириллов пишет: Лично мне из трёх "Крокодилов" больше всего нравится второй. Мне тоже. В нём выражена моя склонность к открытым конфликтам. )

Марк Кириллов: Мне лично во втором "Крокодиле" нравится подход к противостоянию Злу. Зло - это как кривое зеркало, которое тем страшнее, чем больше его боятся и демонизируют. А когда ему отдают должное, но ставят в неудобное положение, то его можно победить. Именно потому, что носители Зла не смогут правильно оценить силу противостояния.

Сухов: По некоторому размышлению после. Мне кажется, что основная идея "Омерзительной восьмёрки" - врождённая аморальность искусства, его "первородный грех". Музы говорят ложь, похожую на правду. Уникальность ситуации фильма в том, что эта "похожесть" становится инструментом не зрительского успеха, а выживания и достижения успеха в задуманном. От того, насколько правдоподобно соврёшь, зависит и твоя жизнь успех в предприятии. Нельзя сказать, что в творчестве Тарантино эта тема новая. В тех же "Бешеных псах" уже есть эпизод, где от того, насколько достоверно персонаж расскажет придуманную историю, зависели и его успех и его жизнь.



полная версия страницы